Kati Sark
Хочется есть, пить, курить и трахаться. Но можно и не по порядку
Серия драбблов о слеше в архиве
Солнечный день за окном, стал еще одним мрачным мгновением в стенах архива.Здание этого прибежища документов было очень удачно размещенно в центре небольшого городка и позволяло наблюдать жизнь как в аквариуме, но вот только рыбки были не снаружи,а внутри.

Тот день не предвещал ничего нового,в читальном зале было много сумасшедших краеведов и горстка любителей "гинекологии",и парочка задротов забегала то и дело, один из которых являлся важным и большим начальником отдела, к коему принадлежал читальный зал, столь любимый дедами, а второй был работником означенного зала. Оба нежно любили архив и не мыслили без него своей жизни.

Вдруг, как в сказке, открылась дверь и в нее чуть ли не силой было впинуто некое создание. Но боюсь огорчить, оно не было прекрасным вьюношей со взором горящим,скорее очередной продукт конвейера задротов.

Это был новый сотрудник архива, Мишенька Дорожко. Он поступили на службу в отдел, где таких, как он, сидело еще трое. Архив тянул его как магнитом и был его кармой. Его прислала в читальный зал его начальница, пригревшая его под крылом, мадам Жаболенко - весьма пофигистки настроенная дама, но любимая задротами.

Ему было поручено первое ответственное задание,а именно сфоткать панораму читального зала,для привлечения комфортабельными условиями еще большего количества сумасшедших любителей истории. Мишенька гордился этим задание и полагал,что справится с ним на отлично, ведь именно он, прошедшей зимой практически попал на губернский конкурс фотомастерства, но дорогу ему перешли как всегда или папенькины сынки, или папенькины подстилки.
Среди любителей папеньких подстилок, то есть няшек, был и небезызвестный в стенах нашей богадельни под названием архив господин Сидякин, в миру прикидывавшийся добрым семьянином под два метра ростом, а на самом деле он был злостным сердцеедом, влюблявшим в себя трепетных эфебов. Но Мишенька к таковым не относился. Он вообще про себя еще ничего не знал, кроме того, что был задротом и девицы обходили его многокилометровым крюком.

Хотя про сидякина ходили самые нелепые слухи,будто на своей даче в подвале он держит толпу плачущих няшек ии будто это несчастные няшки сами хотели,чтобы он их туда посадил. Правда сия или ложи,Мишенька не знал, но уже видел несколько раз,как сидякин срывался посреди директорского совещания и спешно уезжал на своем побитом жигуленке.
Робко осмотревшись,Мишенька пополз к мрачно восседающему Денису.

- Здравствуйте, - робко проблеял он. - Я бы хотел тут снять у вас панораму читального зала.

Денис посмотрел на Мишеньку как-то грустно, свирепо и в то же время с недоумением.

- Хорошо, - сказал он картаво и недовольно. - Но кто ты такой?

- Я Мишенька Дорожко, - проблеял снова Мишенька. - Я новенький.

- Ты чьих буде? - вопросил Денис.

- Жаболенко.

- И чё?! ( клянусь он так и говорит)

По ходу, Дениса это представдение не впечатлило, и более того,ему было лень вставать и где-то ждать, пока этот новоявленный мастер фотографии, пыхт и урча,будет настраивать свою треногу и фотоаппарат.

- У меня тут вообще-то читатели,с ними будешь фоткать или как?!

Сей невинный вопрос поставил Мишеньку в тупик и он молчал развел руками.

-Наверное, и так,и так!

Надо сказать, суровый тон и борзый вид имевшего репутацию хворого Дениса напугал Мишеньку. Он был робок по натуре. Но Денис все же выпрямился во все свои костлявые 2 метра и, впечатлив низенького Мишеньку, вышел вон, увлекши за собой дедов.

Продолжение после обеда

@темы: И слеш, и треш, Мы с коллегой именно этим занимаемся в рабочее время, Смешно так,что плохо