08:36 

В ОБЗОРЫ! ПЕРЕВОД "Утрата всего человеческого" 6 глава.ЗАКОНЧЕН

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
Название: "Утрата всего человеческого" (Dehumanise Me)
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/246635/chapters/38045...
Автор: deuxexmycroft
Переводчик: Dushka Niki
Категория: слеш
Жанр: АУ!Тюрьма
Пейринг: Шерлок/Джон
Рейтинг: nc-17
Разрешения на перевод: запрос отправлен
Предупреждения: noncon/dubcon, жестокое обращение, элементы насилия,сомнительное согласие
Дисклеймер: ни на что не претендуем
Саммари: После непреднамеренного убийства Джон выпадает из жизни. Ему достается роль тюремной жены странного человека по имени ШЕрлок Холмс.
главы 1-2
глава 3
глава 4
глава 5


Чтобы оправиться от побоев, Джону потребовалось время. На нем не было ни одного живого места, все тело усеивали раны и синяки - свежие поверх старых. Врач накачал его обезболивающими, но все равно при малейшем движении просыпалась боль, пронзавшая сквозь приятный лекарственный дурман.
Джон твердо решил посадить Морана после того, что тот сделал, но тут выяснилось, что все документы надзирателя исчезли, и жаловаться бесполезно. Видимо, Моран сбежал вместе с начальником тюрьмы, из кабинета которого предусмотрительно утащили все, что могло бы помочь его разыскать и разоблачить. Словно ни Морана, ни Мориарти никогда и не существовало – будто они были всего лишь смутными воспоминаниями, таившимися только в ночных кошмарах Джона.
Милая медсестра, которая нравилась Джону, каждое утро приносила ему завтрак. Когда она появилась, Джон оживился. Увидев его полный надежды взгляд, она отрицательно покачала головой.
- Простите, дорогой, - как всегда, голос ее казался полным искреннего сожаления. – Никаких известий.
- Понятно, - Джон наклонил голову, молча ругая себя за то, что даже думает о нем.
Джон еще тупо пережевывал свою еду, когда в палату вразвалку вошел врач. Он взял историю болезни Уотсона и пролистал ее.
- Нормально себя чувствуете, Уотсон? – беспечно спросил он, строча что-то внизу страницы своим неразборчивым почерком.
Джон неуклюже проглотил не дожеванный тост.
- Лучше, - ответил он. – Меня сегодня выпишут?
- Наверное, да, - врач взглянул на Джона поверх истории болезни, потом опять бросил ее на край кровати. – Хотя небольшое предупреждение. В последнее время все изменилось.
Джон так и знал. Новый начальник – новые правила.
- И что же?
- После драки повышены меры безопасности. Пока все не уляжется, боюсь, вам придется по большей части кантоваться в карцере, - сказал врач и нахмурился, будто это ему не нравилось. Но Джон после исчезновения Шерлока снова оказывался один на один с толпой заключенных, среди которых у него не было ни одного друга, зато полно врагов. По сути, круглосуточное торчание в карцере было скорее благословением, чем проклятием.
Вечером скучающий надзиратель отвел его в камеру. Медсестра помахала ему на прощанье, и Джон выдавил из себя улыбку - чуждую гримасу на лице, бессмысленное растягивание губ. Он спрашивал себя, когда на него свалилось такое оцепенение. Когда они проходили по коридору, Джон не удержался и бросил взгляд на камеру Шерлока, но, конечно же, внутри было темно и пусто. Крошечная искра надежды в груди потухла, и оставшийся путь Джон шел, рассеянно глядя прямо перед собой, потом безучастно кивнул надзирателю, и тот запер его в камере.
В ней не было ничего, даже стикера с извинениями. Хотя, наверное, глупо ожидать чего-либо подобного от Шерлока Холмса.
Джон осторожно присел на краешек кровати, положив руки на колени. Он вспомнил многозначительные взгляды, нежные поцелуи, «Я не хотел к тебе привязываться» и зажмурился от отчаяния.
Идиот, обозвал он себя, стискивая кулаки так сильно, что ногти впились в ладонь. Ты идиот, Джон. Он притворялся, как заправский пройдоха.
Ночью Джон проснулся от хора яростных воплей, подошел к двери и увидел, как Слейни и его шайку бесцеремонно вытаскивают из камер. Как и обещал Шерлок, Мориарти их кинул. Теперь, судя по их громким стенаниям, что они так не договаривались, их волокли обратно в блок А. Джон малодушно вздохнул с облегчением. Сталкиваться с ними лицом к лицу он опасался.
Утро настало быстро, и вместе с ним вступил в силу и новый, более строгий, режим. Но сейчас Джону была нужна повседневная рутина - следующие несколько дней он прожил на автопилоте, делая все возможное, чтобы отвлечься от мыслей.
Пока Шерлок не пропал, Джон не понимал, насколько вся его жизнь вращалась вокруг него. За все время, проведенное в тюрьме, он ни с кем, кроме Шерлока, не завел более или менее крепких отношений. Люди видели в Джоне продолжение Шерлока, приложение к нему, и без главного составляющего их пары Уотсона почти не замечали, как и тогда, когда он впервые здесь появился. И этому обстоятельству он откровенно радовался.
Может, из уважения к прошлому, в столовой ему позволяли спокойно сидеть там, где он хотел, при условии, что он держался особняком. А большего Джону было и не надо.
Но Шерлок все еще был у него в голове. Он тихо сходил с ума по ночам, ничего не мог делать, кроме как думать о Шерлоке: наверное, там, куда его недавно перевели, он ослепляет местных зэков своей дедукцией и ищет ему замену – для поцелуев, секса и доверия. Джону так хотелось что-нибудь от Шерлока, пусть самую ничтожную вещицу, весточку, какое-нибудь доказательство, что о нем не забыли.
Тоска каждое утро приводила его к стойке администрации спросить, не передавали ли для него что-нибудь, но он всегда возвращался с пустыми руками.
- Послушай, - спросил надзиратель за стойкой, когда Джон в сотый раз появился там с неуверенной, полной надежды улыбкой. – Чего ты ждешь?
Джон пожал плечами, сгорбился.
- Я… не знаю, - сказал он, наконец, и хотел уходить.
- Подожди секунду, Уотсон, - Джон развернулся чуть более поспешно, чем надо, и надзиратель протянул ему аккуратно сколотую стопку документов. – Пришел приказ от начальника. – Он просмотрел бумаги. - Тебя разрешают перевести в тюрьму общего режима, видать, как «неопасного». И за хорошее поведение.
- А, - протянул Джон, изо всех сил стараясь скрыть свое разочарование. Он приподнял зажим для бумаги и нахмурился. – Хорошее поведение? Да ладно.
Может, лучше не напоминать им о недавней драке, когда он вырубил того зэка. Но, скорее всего, тут постарался новый начальник. Он хотел во всем разобраться, и Джона, возможно, взяли на заметку - не как главного смутьяна, но, тем не менее, заведомо опасного типа.
Надзиратель равнодушно пожал плечами. Джон старательно заполнил все бланки.
- Наверное, это к лучшему, - силясь улыбнуться, сказал он, передавая бумаги назад надзирателю. – Начну все с чистого листа.
Документы как по маслу прошли по всем инстанциям, и на следующей неделе Джон был готов к этапу. Он перечитывал роман, когда появился размахивающий наручниками надзиратель. Джон встал, протянул запястья, кивком отвечая на дежурные замечания. Он в последний раз окинул взглядом свою облезлую камеру, окно, выходящее на кирпичную стену, книги – их было гораздо больше, чем позволялось, потому что Шерлок отдавал ему свои прочитанные.
- Сопли будем утирать потом, - нетерпеливо сказал надзиратель, заметив безмолвное прощание Джона. – Пошли, Уотсон. Автобус ждет.
Джон послушно пошел за ним. На всем пути к выходу, который он проделывал всего один раз – когда впервые прибыл сюда, он краем глаза видел провожавшие его любопытные взгляды.
Было прохладное утро, синее небо в облаках, свежий ветер шевелил волосы. Джон заморгал от яркого солнца, и, стоя спиной к тюрьме, на один краткий миг почувствовал себя свободным.
Рука на плече вернула его в реальность.
- Залезай, - мягко сказал надзиратель, подталкивая его к автобусу.
Джон тряхнул головой, приходя в себя и, звякнув закованными в металл запястьями, вошел в автобус. Дверь захлопнулась, оставив его наедине с двумя угрюмыми заключенными, которые, угнувшись, упорно смотрели себе под ноги. Джон, не обращая на них внимания, смотрел в заднее окно на удаляющееся тюремное здание. Ворота с лязгом закрылись за ними, и автобус набрал скорость, мягко покачиваясь на рессорах на поворотах. Джон смотрел, как мимо все быстрей проносятся окрестные пейзажи, и с изумлением обнаружил, что по-настоящему, искренне улыбается.
- Глянь-ка, - произнес до ужаса знакомый голос.
Изумленный Джон обернулся – те два зэка усмехались.
- Ты только посмотри на эту сладенькую улыбочку, - ухмыльнулся Мориарти, сверкая белыми зубами в полумраке. Он расстегнул тюремную робу и под ней так нелепо оказался прекрасно пошитый темный костюм.
- Да, пуля его явно не украсит, - сказал Моран, расслабленно откидываясь на сиденье и спокойно направляя пистолет прямо на Джона. Зиг-зауэр, военного образца, и, судя по тому, как Моран держал пистолет, владел он оружием до ужаса привычно и свободно.
Сердце затрепыхалось в груди, когда Моран снял предохранитель.
- Я не понимаю, - сказал Джон, не сводя глаз со смертоносного металла, в панике от осознания, что сейчас помимо его воли творится нечто невообразимое.
- А тебе и не надо понимать, - хихикнул Мориарти, отбрасывая робу маленькой ногой в итальянском кожаном ботинке. Тонкими пальцами он снял с Джона наручники и положил их в карман. – Просто делай, что я говорю, лады?
Моран наклонил голову и вертел пистолет и так и эдак, целясь в разные части тела Джона. На Уотсона внезапно нахлынули тяжкие воспоминания о металле, разрывающем его плоть под солнцем пустыни, и в животе свело от страха.
Мориарти бросил ему на колени рюкзак.
- Открывай, - приказал он. Потом улыбнулся своей ужасающей улыбкой. – Пожалуйста.
Руки у Джона совсем не тряслись, когда он расстегнул рюкзак и вывалил все его содержимое – ношеные вещи – на пол.
- Хороший мальчик, - промурлыкал Мориарти.
Джона едва не стошнило, когда он почувствовал, как худые пальцы проводят по его волосам, но из-за Морана он не двинулся с места. Пальцы схватили его за волосы и потянули голову назад, так что Джон теперь, слегка задыхаясь, смотрел прямо в черные, как у жука, глаза Мориарти.
- Испугался?
Джон не ответил, не доверяя своему голосу, и Мориарти хихикнул и отпустил его. Джон уставился в пол, стараясь не замечать боковым зрением сверкающий металл пистолета.
- Переоденься. Нам кое-куда надо, дорогуша.
***
За пределами тюрьмы был удивительно красочный и полный жизни мир. Джон в своей убогой одежде сидел на автобусной остановке, глядя, как мимо проходят люди, влюбленные парочки, школьники, деловито снуют бизнесмены, шаркают старички. Особенно потрясающе хорошо выглядели женщины, и Джон не мог сдержать восхищения теми, которые проходили мимо него.
Он вспомнил, каким обворожительным нашел Шерлока и задумался, был ли тот на самом деле таким привлекательным или просто в тюрьме, среди убожеств, ему было не с кем сравнить.
- Удобно? – раздался дребезжащий голос прямо у него в ухе, и Джон вздрогнул, опуская взгляд в мостовую.
В автобусе все произошло быстро. Как только Джон переоделся, ему вручили Айфон с наушниками, велели оставаться на этой автобусной остановке и не рыпаться. Красный лазерный прицел упирался прямо ему в грудь, чтобы он не выкинул фокусов.
На вопрос Мориарти Джон пробормотал нечто утвердительное и вытер рукой лицо, чтобы скрыть свою гримасу.
Мориарти хихикнул, его возбуждение передавалось даже через скверный сигнал, и из-за этого звука Джону захотелось выдернуть наушники.
- Ты участвуешь в маленьком шоу, Джонни, - протрещал голос. – Если не будешь рыпаться, может, увидишь его от начала до конца.
На втором этаже дома через дорогу от Джона сквозь тюлевые занавески просачивался красный свет. Под окнами беспечно прогуливались ничего не подозревающие лондонцы, а прямо перед их носом засел психопат со снайперской винтовкой. Еще в автобусе Джон с нарастающей тревогой наблюдал за тем, как Моран собирал ее, а Мориарти тем временем неумело приставил к его голове зиг-зауэр. Мориарти Джон испугался еще больше. По части оружия это был явный идиот, из того типа неумех, которые могут чихнуть и у них соскользнет палец или случайно пальнуть и убить наповал, а потом расхохотаться.
Но, как бы то ни было, дикий план Мориарти, казалось, шел как по маслу. По крайней мере, связи у него должны быть невероятные, если он так легко смог вытащить убийцу из тюрьмы.
Механический щелчок в ухе и резкая трель телефонного звонка заставили Джона очнуться. Похоже, ему дадут прослушать телефонный разговор.
Мориарти взял трубку, задыхаясь от радости.
- Не убийца ли это полицейского, обернувшийся детективом? - весело сказал он. – Рад слышать тебя так скоро. Как ты? Наслаждаешься… свободой?
Холодная пауза.
- Фантастически провожу время.
Джона прошиб холодный пот. Он где угодно узнал бы этот низкий голос, этот резкий, уверенный тон был различим даже сквозь телефонные помехи.
- Особенно занят теми украденными деньгами, которые ты отмывал через тюрьму. Теоретически хитрый план, но, боюсь, со мной тебе не тягаться. Мне удалось связать твои незаконные растраты с преступлениями твоей сети. – Голос вздохнул. – И полицейскую на самом деле никто, конечно же, не убивал. Она со своим детективом-инспектором едет тебя арестовывать.
Шерлок. У Джона отчаянно защемило в груди. Он вцепился в скамейку.
Мориарти опять хихикнул.
- А, ты думаешь, что знаешь, где я.
- Отследил твой телефон, - монотонно, будто скучая, проговорил Шерлок.
А потом Джон вдруг увидел его.
Прижимая телефон к уху, он стоял на другой стороне улицы и свой упругой, быстрой походкой расхаживал взад и вперед перед тем самым зданием. Одетый в прекрасно пошитый костюм и длинное шерстяное пальто, он был еще красивее, чем Джон помнил, даже среди всего этого людского моря. Со своего места Джон видел резкую линию его профиля и нездешний взгляд.
- Я прямо под твоими окнами, - говорил он. – И полиция сейчас прибудет.
Шерлок с ног до головы был свободным человеком. Неудивительно, что в тюрьме он смотрелся так дико - он расхаживал так, будто ему принадлежала земля под ногами.
- Да ты следопыт, - воскликнул Мориарти. – Ты одержимый, Шерлок, по-настоящему одержимый. Хотя, признаюсь… я немного польщен. Мне еще ни разу не попадался человек, готовый сесть на год за решетку, чтобы просто оказаться поближе ко мне.
Шерлок пожал плечами.
- Оно того стоило, - отрывисто сказал он.
- Когда ты такой, мне всегда хочется тебя треснуть, - пробормотал Мориарти. – Сделай мне одолжение. Посмотри… через дорогу, на автобусную остановку.
Шерлок встревожено вскинул глаза и увидел Джона. Почти моментально его лицо застыло от волнения, он сжал телефон до побеления в пальцах.
- Почему он здесь? – рявкнул он.
- Понятия не имею, почему человек вроде тебя привязался к такой ничтожной мелкой твари, - продолжил Мориарти. – Это твое до жути слабое место, которое кто-то вроде меня почел за честь поковырять.
- Кто сказал, что я привязался? – чересчур поспешно спросил Шерлок.
- Шерлок, брось. – Мориарти слегка вздохнул, потом сменил тему. – Видишь маленькую красную точку на его груди? Она станет дырой, если ты ворвешься сюда.
- Ты думаешь, что я готов пожертвовать годами охоты за тобой, чтобы спасти его?
- Я не думаю, я знаю, Шерлок. Ты бы пожертвовал и большим, - хихикнул Мориарти. – Оттого всё блюдо еще слаще.
Шерлок не ответил. Он, мертвенно бледный, не двигался с места.
Мориарти продолжал изливать желчь.
- Он просто безвольная тряпка, не знаю, как ты можешь его выносить. Это идиот, которым движут исключительно эмоции. По-настоящему смешно, насколько он чувствительный.
- Не надоело? – спросил Шерлок, чуть не скрежеща зубами от ярости.
- Тебе лучше оставаться на месте, Шерлок, или я его пристрелю. Предупреждаю серьезно!
Что-то клацкнуло, и Джона внезапно отрезали от линии. Но гнев Шерлока все еще кипел в трубке, а Мориарти, казалось, продолжал говорить.
Внезапно раздался резкий вой сирен. Джон выдернул бесполезные теперь наушники и сунул телефон в карман. Примчались две полицейские машины и, с визгом дав по тормозам, остановились у того самого дома. Из машин высыпали полицейские, выставили ограждение, отгоняя прохожих подальше. Шерлок подбежал к стройной чернокожей женщине, по виду детективу в штатском. Он указал на здание и зло замахал полицейским, которые попытались проникнуть внутрь. Его напряженный разговор с темнокожей полицейской быстро перерос в ожесточенный спор.
Джон беспомощно уставился на красную точку, потом опустил взгляд на свою грудь. Рука у Морана не дрожала, точка прицела находилась прямо над сердцем.
Совершенно неподвижно.
Джону казалось, что во всей этой ситуации есть что-то странное. Он был не Шерлок и не мог вычислить всю подноготную, но инстинкт где-то в глубине сознания кричал ему "что-то не так, не так, не так". С удвоенным любопытством он уставился на неподвижный свет в окне и прищурился.
Чтобы проверить свою гипотезу, он сымитировал приступ кашля, сместившись вправо и в сторону от лазера. Но огонек остался неподвижным, теперь угрожая знакам на автобусной остановке позади.
В том доме никого не было. Мориарти просто хотел отвлечь внимание.
Шерлок по-прежнему был занят спором, паническими жестами отгоняя всех полицейских, пытающихся войти в здание. Когда появилась третья полицейская машина и привлекла всеобщее внимание, Джон улизнул. Тихий и неприметный, он был квинтэссенцией заурядности, и никто не обратил внимания, как он метнулся вдоль стены здания, все еще осторожно присматриваясь к окну, пока... ха-ха-ха.
Джон был коротышкой, но весьма решительным человеком. На третий прыжок он сумел зацепиться за нижнюю перекладину пожарной лестницы, подтянулся, добрался до вершины и тихо отпустил лестницу обратно. Он еще слышал раздраженные обрывки спора Шерлока, его голос, такой знакомый. Попав в здание, найти комнату, выходящую на автобусную остановку, оказалось нетрудно. Джон прошел по устланному ковром коридору к нужной двери, прижался к ней ухом, чутко прислушиваясь к звукам движения внутри. Всё тихо.
Он приготовился вышибить дверь, но в этом не было необходимости. Мориарти оставил ее незапертой, будто приглашая войти.
Медленно, ох как медленно Джон открыл дверь. Краем глаза он еще высматривал ловушки, растяжки, но в этом не было нужды. Комната была пустой и заброшенной.
Первое, что привлекло внимание Джона - два телефона на столе, один все еще хрипло визжал - Мориарти разговаривал с Шерлоком. Он одурачил тех, кто шел по его следу. Шерлок отслеживал один телефон, а тот привел к другому, давая Мориарти шанс улизнуть. После этой подставы с окном Джон чувствовал себя полным идиотом.
Не было никакого пистолета. Только лазерная указка, примотанная скотчем, огонек которой светил прямо туда, где он сидел.
- Черт, - пробормотал Джон, расстроено проводя рукой по волосам. Должно же было быть что-то, что он мог сделать, чем помочь Шерлоку...
Айфон, который дал ему Мориарти, при ходьбе вонзился в бедро, и Джона внезапно озарило. Он быстро проверил номера телефонов на столе и послал смс Шерлоку. Потом, прежде чем нервозность взяла над ним верх, набрал номер Мориарти и медленно поднес телефон к уху.
- Джим.
Он услышал сопение.
- О, привет, - прощебетал Мориарти. - Тебе понравился мой маленький трюк с указкой?
На улице поднялась суматоха, и Джон подошел к окну, чтобы посмотреть, что там.
- Да, - ровным голосом сказал он. - Очень забавно.
Чуть отодвинувшись на случай, если вооруженные полицейские попытаются выстрелить в предполагаемого снайпера, Джон наблюдал, как Шерлок поспешно гонит всех назад в машины.
- Ничего личного, Джонни, - насквозь притворным слащавым тоном пропел Мориарти. - Если бы Шерлок прицепился как банный лист к кому-нибудь еще, ты бы вообще не вляпался в эту историю.
- От этого мне должно стать легче?
Долгий смех. - Думаю, нет.
Джон потерял Шерлока из виду - тот побежал куда-то, пальто вихрем взметнулось за ним. Джон отпрянул подальше от окна. Он не клал трубку.
- Зачем ты это делаешь?
В телефоне раздался скрип кресла - Мориарти расслабился.
- Человек должен знать, когда пора сворачивать лавочку и драпать, - беспечно сказал он. - А еще знать, как отвлечь псов, которые неизбежно ринутся по его следу. – Он явно дразнил Джона. - Теперь понял, как работает отвлекающий маневр?
Джон не клюнул на его удочку.
- Так что, ты на шаг впереди всех?
- О, дорогуша, - хихикнул Мориарти, насмешливо растягивая гласные. - Ты меня даже не увидишь. Я уже за чертовым горизонтом.
И в этот момент в комнате появился Шерлок.
Джон обернулся, чтобы посмотреть на него, но телефон, из которого бормотал ему на ухо свою чепуху Мориарти, из рук не выпустил. Внешне спокойный Шерлок казался уверенным и невозмутимым. Но Джон уже знал его, знал всю глубину эмоций, таившихся за заученным выражением лица. В своей блестящей дизайнерской упаковке он во многом казался другим, но под всей этой шелухой был просто он, Шерлок.
Они смотрели друг на друга из противоположных концов маленькой комнатки, разговаривая без слов, и оба мгновенно поняли, что их неумолимо тянет друг к другу.
Голос Мориарти оборвался воплем, и Джон осторожно положил телефон на стол. Ну что ж.
Шерлок проследил глазами за его жестом, потом быстро и внимательно обвел взглядом комнату.
- Я послал тебе смс, - тихо сказал он, приложив руку в перчатке к окну, красный огонек лазера заиграл на сгибе его пальцев.
- Я уже понял, - ответил Джон странно сдавленным голосом.
Шерлок смотрел в окно, задержав взгляд на автобусной остановке.
- Игра Мориарти с телефоном, игра Морана с лазером. Просто, но действенно. – Его голос прозвучал горько, и Джон быстро продолжил разговор, таким нехитрым трюком не давая Шерлоку погрузиться в свою меланхолию.
- Теперь ты отследил верный номер, да?
Шерлок коротко кивнул и обернулся на топот шагов в коридоре. Оба они посмотрели на влетевшего в комнату седоволосого полицейского, вперившегося взглядом в Шерлока. Он почти искрил на гигантской волне адреналина.
- Мы его взяли! – с широкой улыбкой на лице, слегка задыхаясь, выкрикнул он. – Отследили его настоящий телефон и накрыли прямо в гостиничном номере вместе с его дружком.
- Отлично, - сказал Шерлок, и на долю секунду на его губах заиграла довольная улыбка. Он небрежно махнул на Джона. – Это мой друг…
- Джон Уотсон! – воскликнул полицейский, улыбка с его лица исчезла, оно застыло в изумлении. Его дружелюбный настрой исчез.
Конечно, просто и легко ничего не бывает.
- Детектив-инспектор Лейстред, - ответил Джон, осторожно встречая его взгляд.
Шерлок, прищурившись, смотрел то на одного, то на другого.
- Вы друг друга знаете.
- Он меня арестовывал, - ответил Джон.
- Да, - громко сказал Лейстред. – Однажды ночью Уотсон заявился в участок в окровавленных ботинках и признался в убийстве. Даже в нынешней суматохе я про это не забуду. – Он подошел к нему, звякнув наручниками. Привычная картина, и Джон равнодушно поднял руки, но тут между ними встал Шерлок.
- Ты не сделаешь этого, Лейстред.
Лейстред побагровел.
– Он беглый убийца с пожизненным сроком. Я должен доставить его обратно в тюрьму.
- Без него мы бы не поймали преступника, за которым охотились годами, - холодно сказал Шерлок. Он не повышал голоса, как Лейстред. Ему и не надо было этого делать.
- Но от этого он стал невиновным. Я не могу просто так отпустить его, - сказал Лейстред, явно нервничая.
- Я не сказал отпустить его, - уточнил Шерлок. – Я просто попросил не возвращать его в тюрьму.
- Что же, мне тогда в КПЗ его посадить? – возразил Лейстред. – Тут либо одно, либо другое.
- Ребята, - сказал Джон, но Шерлок выставил вперед руку.
- Тихо, Джон, - сказал он, не спуская глаз с Лейстреда. – Пусть будет КПЗ, инспектор. Посади его в камеру в участке, пока не придут мои документы.
- Документы? – в замешательстве, как и Джон, повторил Лейстред.
- Документы на его освобождение, - быстро заговорил Шерлок. – Я пересмотрел дело Джона и заново изучил все доказательства. Я также просмотрел его армейский рапорт, психиатрические заметки и по-новому оценил тот стресс, который оказывало на него посттравматическое расстройство. Ему изменили приговор на непредумышленное убийство и смягчили наказание до штрафа, который я уже заплатил.
Это звучало так дико, что Джон не знал, верить ему или нет. Шерлок обернулся и широко улыбнулся ему, может быть, ища похвалы, но Джон чувствовал себя так, будто его… купили. Он слабо улыбнулся в ответ.
- Первый раз о таком слышу, - сказал Лейстред, растерянно хмурясь, совершенно сбитый с толку. Джон чувствовал себя так же.
- Уверяю тебя, процесс уже запущен, - спокойно сказал Шерлок. – Освобождение Джона гарантировано. Рекомендую тебе послушать меня и оставить его в камере до официального разрешения.
Лейстред мгновение колебался, споря с собой, потом решился.
- Ладно, - сказал он. – Пошли, Уотсон. Отвезу тебя в участок.
Лязг металла на запястьях был простой формальностью. Все знали, что Джон никуда не денется.
- Увидимся позже, Джон, - сказал Шерлок с несвойственной ему нежностью, положив руку на плечо Джона.
Джон взглянул в его пронзительные светлые глаза, медленно выдохнул и кивнул. Лейстред увел его, а Шерлок остался, чтобы осмотреть квартиру.
В машине по пути в участок Джон и инспектор перебросились парой слов о погоде, обходя вокруг да около тему Шерлока, и в основном молчали. Джон ведь был беглым убийцей, которого вытащил из тюрьмы матерый преступник, ну и вдобавок эта история с какими-то, черт возьми, подозрительными документами Шерлока. Салли Донован, сержант Лейстреда, была гораздо откровеннее. Пока Джона оформляли, она загнала его в угол.
- С чего это Шерлок пересмотрел твое дело? – требовательно спросила она. – Там было все гладко.
- Я об этом знаю ровно столько же, сколько и вы, - сказал Джон, зная, что протестовать бесполезно. Донован казалась ему того сорта человеком, которые если во что-то вцепятся, то уж не отпустят.
- Ты ему что-то сделал? – не отставала она. – Или вы заключили в тюрьме сделку?
- Хватит, сержант. Оставьте его в покое. Ему пришлось несладко, - налетел на нее уставший и помятый Лейстред. Джон спросил себя, когда он последний раз появлялся дома.
Его отвели в камеру, чуть меньше той, первой, привычной, но совсем-совсем голую. В ней была только скамья вдоль стены и оконце высоко под потолком. Лейстред сочувственно посмотрел на Джона и втолкнул его в камеру.
- Денек у тебя час от часу лучше.
Джон пожал плечами. Он переживал и худшие времена.
***
Джон задремал, его разбудил топот шагов в коридоре. Он услышал сержанта Донован, которая сейчас была гораздо немногословней, чем с ним.
- Со мной все будет в порядке, - отрезал Шерлок, его голос был слышен отчетливее. Они шли к его камере. Джон сел, чувствуя себя щенком в зоомагазине, за которым идет новый хозяин. Шерлок!
- Валяй! На свой страх и риск!
Раздался звон ключей, и дверь распахнулась. В проеме появилась раздраженная Донован и кипевший про себя Шерлок. Он повернулся к Джону.
- Кажется, Салли думает, что ты меня убьешь, как только я войду в камеру. Убьешь?
- Ну, я это как-то не планировал, - тихо ответил Джон.
Шерлок широко улыбнулся Донован, которая нахмурилась и втолкнула его внутрь, заперев дверь.
- Постучи, когда захочешь выбраться оттуда! – крикнула она, и они оба услышали ее удаляющиеся шаги.
Джон посмотрел на Шерлока, до смешного нелепого в такой унылой клетушке. Он держал под мышкой папку и с затаенной нежностью уставился на Джона.
- Привет.
Джон молча смотрел на него снизу вверх, на его аккуратную прическу и дорогую одежду. Он не пошевелился. Взгляд Шерлока стал любопытным.
- В чем дело?
Джон наклонил голову.
– А сам вычислить не можешь?
Он надеялся, что Шерлок как-то отреагирует, но тот оставался совершенно невозмутимым.
- Ты бросил меня там, - продолжил Джон, горло перехватило, он выдавливал из себя слова. – Мне сказали, что тебя перевели в другую тюрьму и больше я ничего о тебе не слышал. Как будто ты вообще исчез с этой планеты! Порой ночами я думал, что мне всё это вообще приснилось, черт подери.
Шерлок резко выдохнул, уголки его рта опустились вниз.
- Ты втянул меня во все это дерьмо с Мориарти, меня избили до полусмерти. Твою мать, да я до сих пор весь в синяках. Ты говорил, что я тебе небезразличен, а потом вел себя так, как будто я вещь, которую можно подобрать, а потом выбросить, когда тебе заблагорассудится.
Шерлок оставался все таким же стоически невозмутимым.
- Черт побери, - вырвалось у Джона, - хоть смотри на меня, когда я с тобой разговариваю!
Шерлок развернулся к нему, в резком свете его черты казались завораживающими. Джон сглотнул, но не отвел глаза.
- Шерлок, ты мне небезразличен. Ради тебя я прошел через ад. А тебе наплевать…
Он с запозданием понял, что его трясет, в попытке успокоиться тело сводило судорогой от усилий. Его голос надломился, он обмяк, подтянул колени к груди в ужасе оттого, что вот-вот разрыдается. Не здесь, уговаривал он себя. Не сейчас.
Шерлок за секунду оказался рядом, притянул голову Джона к своей груди, лихорадочно поглаживая его по спине. Джон вцепился ему в плечи и прижался щекой к колючему шерстяному шарфу, его лицо скривилось, будто от муки. Шерлок бормотал ему на ухо сбивчивые извинения, сжимая его все крепче.
- Это неправда, - с жаром зашептал он, как только приступ Джона утих. – Ты мне небезразличен больше, чем я говорю.
Джон яростно оттолкнул его.
- Дело не только в этом! – воскликнул он. – Ты можешь бесконечно уверять меня, что я что-то для тебя значу, но пока это просто слова.
Шерлок нахмурился и снова попытался привлечь Джона к своей груди.
- А теперь я узнаю, что за моей спиной ты раскапывал причины моего ареста? Господи, Шерлок, я же не объект для расследования!
- Ну почему же, - возразил Шерлок. – Ты действительно думаешь, что я хотел тебя там бросить?
- Я не знаю, что думать. С тобой я никогда не думаю. – Джон окончательно высвободился из его объятий и скрестил на груди руки. – Все равно, мне место в тюрьме.
Шерлок сразу охладел и разозлился, как и тогда, когда Джон первый раз рассказал ему об убийстве.
- Тебе надо заткнуть в себе эту нелепую самоотверженность, - зло бросил он. – Мне она осточертела.
От горячности в его голосе Джон отпрянул назад.
- Я убил человека, - ответил он. – За это я отсижу. Это не самопожертвование, а возмездие.
Шерлок смотрел на него так, будто хотел придушить.
– Ты был не в себе, когда убил его!
- Не превратился же я как по волшебству в другого человека, - упрямился Джон.
Шерлок фыркнул.
- Я уже много раз убедительно доказывал, что ты страдал от посттравматического расстройства, вызванного ужасами, которые ты увидел в Афганистане. – Он ткнул пальцем в Джона и ухмыльнулся, когда тот вздрогнул. – И потому так жестко отреагировал, когда тебя спровоцировали. Плюс все усугубили алкоголь и страх, так что я не удивлен такому повороту событий.
Это была такая сухая формулировка произошедшего. Джон подтянул колени к груди, борясь с желанием спрятать лицо.
- Такой человек, как я, не должен разгуливать на свободе, - пробормотал он.
- Почему же? – Шерлок, казалось, удивился. – Ты хороший человек, Джон. Опрометчивый и чересчур эмоциональный, да, но хороший. Кроме того, ты ведь и раньше убивал.
- Да, но на войне, людей, которые знали, на что шли, и не похоже, чтобы после этого я спал спокойно, - возразил Джон.
Шерлока его слова не впечатлили.
– Гнить в тюрьме это не выход.
Выход? Джон вскочил на ноги, в замешательстве облизал губы.
- А что ты предлагаешь делать?
Господи, Шерлок уставился на него взглядом, просвечивающим насквозь, как рентген. Непонятно поджал губы.
- Отдай свою компенсацию за несправедливое осуждение семье того, кого ты убил, - спокойно произнес он. – Потом приходи жить ко мне. Мне нужен помощник, и ты уже замечательно себя зарекомендовал. Поможешь мне сделать этот мир чуть более безопасным. – Он машинально забарабанил пальцами по папке, видя, что Джон колеблется, потом резко бросил ее ему на колени. – Почитаешь перед сном.
Джон пролистал подшитые в папку документы пересмотренного дела, от случайно попавшейся фотографии жертвы его затошнило.
- Взять, к примеру, Джеймса Мориарти. Он паук в центре преступной паутины, раскинувшей свои сети по всей Европе. Я много лет выслеживал его, и тот срок в тюрьме был последней попыткой зацепиться хоть за что-нибудь. Детектив-инспектор Диммок помогал мне, сыграв роль надзирателя, я внедрился туда под предлогом того, что меня перевели из другой тюрьмы.
Джон уставился на него. Шерлок сознательно смотрел только в стену перед собой.
- Но он стал меня подозревать. Вот зачем пришлось впутать в это дело тебя.
Джон молча кивнул, вспомнив его признание.
Шерлок махнул рукой.
– И, в конце концов, как ты знаешь, без тебя мне бы не удалось его схватить. Разве ты не видишь? – взволнованный, он развернулся к Джону. – Ты можешь все изменить, Джон, а не погрязнуть в бесполезном самобичевании.
- Я не погряз, - пробормотал Джон. Он захлопнул папку, но не выпустил ее из рук, рассеянно теребя ее края.
- А если я не захочу с тобой работать, - осторожно проговорил он, немного боясь ответа, - меня отправят назад в тюрьму?
Шерлок, казалось, растерялся, но лишь на секунду.
- Ты станешь свободным, нравится тебе или нет. И выбор хочешь или не хочешь ты жить со мной, зависит только от тебя, хотя… мне бы очень этого хотелось.
Откровенная искренность Шерлока подкупала, и Джон улыбнулся, отдавая назад ему папку.
- Мне бы тоже этого хотелось.
- Правда? – удивленно спросил Шерлок, и Джон кивнул.
- Но, - начал он. – Что касается нас… - он уставился на свои пальцы. – Я хочу все начать сначала. Отдельные спальни. Не будем спешить.
Он услышал, как Шерлок чуть слышно вздохнул.
- Теперь, когда ты вышел на свободу, ты неуверен в своих чувствах ко мне, - медленно произнес он.
- Нет, нет! – заверил его Джон, поднимая руки. – Я хочу, чтобы мы работали вместе, Шерлок, действительно хочу. Просто… мне кажется, что то, с чего мы начали - не самая хорошая основа для серьезных отношений.
Он взволнованно посмотрел на Шерлока, ожидая, что тот надуется, но, наоборот, Холмс казался довольным. Он наклонился к Джону и хотел что-то сказать, но тут раздался стук в дверь. Это был Лейстред.
- Шерлок, здесь твой брат!
Шерлок прищурился и вскочил на ноги, и Лейстред распахнул дверь. Он уставился на них обоих, особенно пристально на Джона.
- Ну, ты вполне удовлетворен? – спросил Шерлок, кивнул на документы, которые Лейстред нервно зажал в руке. Вид у инспектора был извиняющийся.
- Да… Я понятия не имел… Ладно. – Он неловко откашлялся. – Ты вроде как свободен, Уотсон.
Шерлок, натягивая перчатки, обернулся к Джону со своей «я такой умный» ухмылкой. Джон полагал, что должен быть в восторге, но самом деле он чувствовал себя потерянным, как скверный пловец, которого сносит в открытое море. Он беспомощно уставился в пол, в голове крутились тысячи мыслей - бесполезных и неважных. До побеления в суставах он стиснул скамейку.
- Джон.
Джон поднял глаза и увидел перед собой Шерлока – он протягивал ему руку. Смысл был ясен, призыв прост. На Джона накатил прилив благодарности, он взял Шерлока за руку, переплетя вместе их пальцы. Теплой рукой в перчатке Шерлок погладил его руку. Его прикосновение было подобно якорю.
- Пошли домой.


***
Джон проснулся в одиночестве на пуховой подушке, закутанный в чистые белые простыни.
Он медленно сел и оглядел просторную комнату с большими окнами, выходящими на Бейкер-стрит, маленький шкаф и комод с зеркалом над ним, светлые шторы до пола. Боль, так сильно терзавшая его последнее время при каждом движении, наконец, исчезла. Вместо нее насытившееся разомлевшее тело наполняла приятная ломота. Утро после секса.
По мягкому ковру Джон прошлепал босиком в ванную. Натянул халат, который до сих пор царапал кожу, - но сейчас ему было слишком хорошо, чтобы обращать на это внимание. Он легко сбежал вниз по лестнице в холл. Направо от него была комната, из которой доносился шум телевизора – шел репортаж о громком аресте. Знакомые имена стряхнули с Джона его беспечное благодушие, и он пошел на звук в гостиную.
Шерлок Холмс развалился в серо-зеленом кресле, скрестив ноги в лодыжках и глядя на экран. Он повернул голову, посмотрел на Джона – темные волосы упали на лоб – и коротко улыбнулся.
- Доброе утро.
- Доброе, - ответил Джон, осторожно опускаясь в свое кресло.
Они жили вместе почти месяц, и жизнь их так странно утряслась – Джон привыкал, а Шерлок вел себя исключительно вежливо. Он не выдержал только вчера ночью, на волне адреналина после сумбурного завершения дела: прижал Джона к стене и сорвал жадный, страстный поцелуй. Все закончилось в спальне Уотсона, дикое желание вылилось в торопливые судорожные движения, с которыми они срывали друг с друга одежду. Они оба забыли, как всегда отчаянно хотели этого.
Шерлок не сводил глаз с Джона, едва тот появился на верху лестницы, мысленно анализируя каждое изменение в его облике, как делал почти каждое утро. Выздоровление Джона оказалось штукой интересной. Потом Шерлок кивнул на телевизор, на экране которого под серьезным лицом корреспондента показывали две знакомых рожи.
- Моран и Мориарти получили по нескольку пожизненных сроков, без возможности досрочного освобождения.
Джон нахмурился.
– Хорошо.
- Ну и, как положено, их отправили в ту же самую тюрьму, из которой мы недавно вышли.
- Правда? – вообще-то это было довольно смешно, если бы Джон был из тех, кто ценит подобный юмор. Он поднял брови, и Шерлок ухмыльнулся ему поверх сложенных вместе пальцев.
- М-м. Иногда случайности попадают так метко, что задаешься вопросом, не было ли все это спланировано.
- Знакомое ощущение, - сказал Джон и потянулся за газетой.
Шерлок в то же мгновение вскочил на ноги и схватил его за запястье.
- Господи Боже! – воскликнул Джон. – Ты такой внезапный!
- Давай не будем больше тратить время на новости, - сказал Шерлок, глаза у него были бешеные.
Джон моргнул.
- Хорошо, - ответил он нерешительно. Было ясно, что Шерлок хочет что-то сказать.
- Ты хотел, чтобы все шло медленно, и все же вчера за пять минут мы перешли от сдержанной дружбы к траху в твоей спальне. – Шерлок прищурился и сильнее стиснул запястье Джона. – Что это было?
- Иногда, - медленно сказал Джон, - я сам не знаю, чего хочу.
- Пока я тебе не покажу?
- Ну почему же, - сухо сказал Джон, - есть и другие методы. В любом случае, какая разница? Мы оба этого хотели. Мне понравилось, даже если сегодня я еле волочу ноги. Так что у нас отношения.
Шерлок резко отпустил его и метнулся к проигрывателю. Он вставил диск, и из динамиков понеслась медленная, томная мелодия - звенящие ноты фортепиано и низкие духовые. Джон с все возрастающим замешательством смотрел, как Шерлок мечется по гостиной, закрывая двери и задергивая шторы, пока в комнате не воцарились полумрак и уединенность.
- Что ты творишь? – спросил Джон, когда Шерлок поднял его на ноги.
- Делаю так, как должно быть, - ответил Шерлок.
Он положил руки Джона на свои плечи и накрыл их собственной ладонью, а второй свободной рукой притянул его к себе за талию. Джон нервно теребил материю на плече Шерлока.
- И как же?
Шерлок по-доброму улыбнулся ему и наклонился ближе.
- Хоть мне нравится тебя трахать, но я всегда жаждал тебя соблазнить, - пробормотал он, прикасаясь губами к уху Джона. – Похоже, в этой игре мы сами влипли по уши.
Прижимаясь друг к другу, они танцевали в свете лампы, нежная мелодия избавляла от необходимости разговаривать. Расслабившемуся Джону казалось, что сейчас вечер, и они пожилая супружеская чета, покачивающаяся перед сном в танце.
- Считай, что соблазнил, - прошептал Джон в ответ, вытягивая шею и молча напрашиваясь на поцелуй. Но Шерлок лишь усмехнулся и потянулся, чтобы развязать узел на поясе Джона, и халат распахнулся. Рука Шерлока скользнула под ткань, теплая прикасаясь к теплой коже.
- Ты мне доверяешь? – спросил Шерлок, и Джон почувствовал, как он надавливает ему на плечо.
В ответ он опустился на колени, в безмолвной связи не отпуская руку Шерлока.



@темы: фики от deuxexmycroft, Срочно ангсту мне в пасть, Мы с коллегой именно этим занимаемся в рабочее время, Моральный оргазм, Дикие ангстовые переводы, Sherlock BBC, SH/JW - единственный расово верный пейринг

URL
Комментарии
2015-05-02 в 10:14 

Flona
Чем выше моя голова, тем глубже мои мысли
Я долго ждала когда Вы закончите перевод и нарочно не читала (когда-то давно проглотила эту вещь в англ. варианте).
Огромное спасибище! Я ещё не раз обязательно перечитаю этот шедевр.
Жаль только deuxexmycroft почти ничего нового не пишет. До чего хорошие вещицы у неё. Ех....

2015-05-02 в 15:23 

onaglorik
-но мы же не можем прямо тут! -физиологически можем. -но мы же не животные! -биологичеcки животные. -но у нас же есть какие-то морально/этические принципы! -теоретически есть.
пошел читать :smirk:

2015-05-02 в 17:33 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
Flona, да вещь клевая,не знаю,что мы её раньше не перевели;)

URL
2015-05-02 в 17:34 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
onaglorik, о какие люди,надеюсь,что тебе понравится с умыслом

URL
2015-05-02 в 17:38 

onaglorik
-но мы же не можем прямо тут! -физиологически можем. -но мы же не животные! -биологичеcки животные. -но у нас же есть какие-то морально/этические принципы! -теоретически есть.
2015-05-02 в 18:05 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
onaglorik, вот,вот о чем и речь;)

URL
2015-05-02 в 23:13 

птерадактель
Я ТРОГАЛ ТОГО, КТО ТРОГАЛ МАРТИНА!!!
превосходно! перечитаю ещё раз целиком, но очень понравилось, спасибо!

2015-05-03 в 07:37 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
птерадактель, спасибо,фик один из лучших в нашей коллекции

URL
2015-05-11 в 07:42 

ох ты ж блин! и читать охота, и страшно-то как!

2015-05-12 в 12:07 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
rikitik, нуи как текст по прочтению?

URL
2015-05-12 в 18:41 

Kati Sark, о! противоречивые чувства я испытываю по окончании чтения. сквикает меня тема насилия. и вследствии этого, тема лишения свободы. начало далось болезненно. прямо как первый раз описан у Джона в этом тексте. прямо так впечатлилась я этой тюремной безнадегой. но надежда на ХЭ у меня была и под ее эгидой я дочитала. и не пожалела. хотя, даже представить не могла такого разрешения проблемы. секса много и это хорошо. особенно, в середине, когда по обоюдному согласию и с взаимным удовольствием. там продолжения нет у автора? чтобы детектив, макси, а?

2015-05-12 в 18:48 

история оказалась интересной. меня только немного смутило почти фантастическое вызволение Джона из тюрьмы. но пораскинув мозгами, подумалось, что это в духе Шерлока: провернуть дело так, что со стороны это кажется фокусом. Шерлок тут вообще для меня очень настоящий, хотя я его до прочтения с трудом представляла в тюремном антураже.

2015-05-12 в 18:51 

и первый раз я столкнулась с описанием рук Шерлока как костлявых. но это моя личная ИМХА, ибо длинные тонкие пальцы это мой кинк. и вообще, люблю я бледную немочь)))))

2015-05-14 в 14:00 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
rikitik, там продолжения нет у автора? чтобы детектив, макси, а?неа, у автора разобрали все что было приличного((
меня только немного смутило почти фантастическое вызволение Джона из тюрьмы. но пораскинув мозгами, подумалось, что это в духе Шерлока:вот,вот и мне это все странным показалось.а вообще док,тут баба бабой.хотя где он был мужиком,покажите мне

URL
     

Калевала - место обитания Kati Sark и переводов Dushki Niki

главная