Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
Название: В точности как я хочу
Переводчик: Dushka Niki
Бета: Джиалгри, Alves
Оригинал: "Exactly As I Want" by philalethia, разрешение получено
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/1992696
Версия: сериал «Шерлок» (BBC)
Размер: мини, 3 тыс. слов в оригинале
Пейринг/Персонажи: фэмШерлок/фэмДжон
Категория: фэмслэш
Жанр: PWP
Рейтинг: NC-17
Краткое описание: Разве не в этом был смысл всех этих упражнений? Шерлок ублажает Джо твердым членом, а Джо тем временем доставляет удовольствие сама себе.
Примечание/Предупреждения: Genderswap



Порой Шерлок дорого отдала бы за то, чтобы снять на камеру или хотя бы сфотографировать тот момент, когда Джо опускается на ее член.

Хотя Джо почти наверняка не разрешит. Когда однажды Шерлок затронула эту тему, а именно в тот раз, когда она хотела запечатлеть для истории Джо в cвоем распахнутом халате, с раскинутыми ногами, покрытую засосами и следами от укусов на прекрасных полных бедрах и груди — та категорически запротестовала.

— Знаешь, — сказала она тогда, — у скольких людей взламывают телефоны, а потом подобные фотки гуляют по всему интернету? Я не хочу невольно засветиться в роли порно звезды, спасибо.

Разумеется, это был полный вздор. Единственным человеком, который мог бы взломать телефон Шерлок, был Майкрофт, а ему коллекции откровенных фоток Шерлок нужны были так же, как список ее носков.

Но Джо была упряма до непрошибаемости, так что Шерлок оставила эту тему.

И все равно ей хотелось заполучить документальное свидетельство момента, когда страпон погружался внутрь вульвы Джо: розовой, блестящей, с темными, слипшимися от ее соков волосами на лобке.

Сегодня Шерлок выбрала серебристый дилдо. Он был тоньше, чем фиолетовый, который больше всего любила Джо, но длиннее, более упругий, с чудной толстой головкой, которая постоянно задевала точку G Джо, дразнила ее ощущениями «близко» и «вот-вот» до тех пор, пока она не сдавалась и не превращалась в дрожащий, отчаявшийся комок плоти, который, ища нужный угол, корчился и извивался на лежавшей на спине Шерлок.

Словом, он был потрясающим.

Джо была потрясающей. Пока не встретила ее, Шерлок не понимала, до какой глубины может дойти человеческая похоть.

— Ах, — застонала Джо. Она полностью опустилась сверху на Шерлок, оседлав ее бедра, из ее вульвы явно текло на кожаный ремешок страпона. — О, черт.

В ее лице промелькнул намек на недовольство — если бы она испытывала только удовольствие, вряд ли на лбу обозначились бы морщинки, а уголки губ опустились. Хорошо смазанная, тонкая, но длинная игрушка уперлась прямо в…

— Шейка матки? — догадалась Шерлок, и Джо, поморщившись, кивнула. — Хмм. Расслабься.

Шерлок помогла ей, придерживая руками за талию, и Джо откинулась назад, упершись ладонями в простыни сзади себя, по обе стороны от бедер Шерлок.

Постепенно тень боли исчезла с ее лица, и она тихо застонала, под взглядом Шерлок покачивая бедрами из стороны в сторону, все более широкими и медленными кругами, меняя угол и глубину проникновения.

— Вот так, — сказала ей Шерлок. — Вот так, хорошая девочка.

Вот так, моя хорошая девочка, подумала она, но не сказала вслух. Джо не одобряла открытых проявлений собственничества, но ничто не могло помешать Шерлок упиваться ими в безопасном укрытии своего сознания. Ничто не могло помешать ей наблюдать, как основание серебристого дилдо все больше и больше блестит от выделений Джо и думать: «Смотри, как потрясающе мы подходим друг другу, как здорово я тебя трахаю. Ты никогда больше не захочешь никого другого, Джо. Я об этом позабочусь».

— Так лучше? — спросила Шерлок.

Шерлок хотелось обхватить лицо Джо ладонями, заставить ее смотреть глаза в глаза, чтобы поймать то мгновение, когда ее взгляд станет совершенно пьяным от удовольствия, чтобы она могла смотреть только на нее, взмахивая своими прелестными ресницами, облизывая губы и кивая в ответ на вопросы.

Но Шерлок не могла этого сделать, если хотела по-прежнему вот так лежать на спине, чтобы Джо контролировала процесс, и потому просто взяла ее за бедра. Она чувствовала, как напрягаются и двигаются мышцы Джо под кожей, когда она снова, снова и снова делает круговые движения бедрами.

— Боже, — прошептала Джо. Она уже почти задыхалась. — Ах, господи, это так хорошо.

Наверное, в этой позе головка игрушки упиралась где-то рядом с ее точкой G, прикинула Шерлок.

Она скользнула ладонями по внутренней стороне бедер Джо, все выше и выше, потом нежно развела пальцами ее половые губы: вот они — красные, влажные, вот раскрытое влагалище, растянутое фальшивым членом Шерлок, по всей серебристой длине которого сочится влага, набухший клитор, выглядывающий из складок плоти.

Какая хорошенькая штучка, так и просится потрогать. Почему Джо не прикасается к нему? Разве не в этом был смысл всего этого действа? Шерлок ублажает Джо твердым членом, а Джо тем временем доставляет удовольствие сама себе.

— Потрогай себя, — попросила она Джо.

Ни на секунду не прекращая кружения бедрами, Джо покачала головой. Ее волосы, длиной почти до подбородка, падали из-за ушей ей на лицо, и она тряхнула головой, чтобы откинуть их со лба.

— Не сейчас, — сказала она. Это был скорее выдох, чем звук голоса, но Шерлок прекрасно ее поняла. — Еще… ох, черт, боже… э-э… еще чуть-чуть.

Шерлок отстала от нее, позволив Джо и дальше водить бедрами, раз за разом дразня толстой головкой игрушки свою точку G. Но она не убрала руки от ее вульвы, чтобы видеть, как скользит туда и обратно фальшивый член в ее истекающем смазкой влагалище.

Она знала, что вагину издревле сравнивали с цветком, только обычно считала все это полной ерундой. Зато теперь ей казалось, что она поняла. Потому что вульва Джон - красная, чуть припухшая, была немного похожа на распускающийся бутон. В который Шерлок жаждала зарыться лицом и часами вдыхать его аромат.

Может быть, как-нибудь потом удастся упросить Джо сесть ей на лицо. Может, у Джо устанут ноги, не в силах больше держать ее, и у нее не будет другого выбора, кроме как всем весом опуститься на Шерлок, и тогда…

— Вот так. Хорошо. Просто здорово, — сказала Шерлок глубоким, хриплым от желания голосом. — Только послушай. Слышишь, какая ты мокрая?

Звук был тихий. Не такой слышный, как, например, когда Джо ложилась на спину, а Шерлок была сверху и вколачивалась в нее с такой силой, что кровать трещала и тряслась. Это был приглушенный, мягкий звук, который безошибочно говорил — так может звучать только классное, тугое влагалище, заполненное и удовлетворенное.

И Джо нравилось, что это напоминание о ее возбуждении было так откровенно.

— Твою мать, — пробормотала она, дрожа. Шерлок, так и не убравшая руки от ее вульвы, видела, как она судорожно стиснула игрушку, мышцы сжимались и расслаблялись так быстро, что казалось, будто ее влагалище пульсирует. — О боже.

Пот бисером выступил у Джо на лбу, светлые волосы на висках взмокли, пот стекал по шее к груди. Ее мягкие тяжелые груди покачивались в такт каждому движению, а Джо еще откинулась назад, выгнув спину, и в такой позе они казались даже больше, чем были.

Шерлок жадно захотелось зарыться между ними лицом, слизывая пот, поцелуями выражая, как она каждой клеточкой своего тела преклоняется перед ней.

Может, когда Джо насытится, она разрешит Шерлок сесть и поиметь ее еще раз. Она будет раскачиваться на коленях Шерлок, а Шерлок — целовать ее великолепную, гладкую грудь, сосать соски, пока они не станут как твердые мокрые камешки. Потом Джо, держась из последних сил, вцепится ей в волосы, а Шерлок будет трахать ее еще до одного оргазма или даже двух.

Это было одно из многочисленных преимуществ тела Джо — способность к множественному оргазму. Шерлок редко удавалось достичь хотя бы одного, но Джо восполняла это с лихвой. Шерлок лизала ее до тех пор, пока язык не немел и не начинал саднить, трахала ее пальцами, пока не сводило руку, и она не начинала дрожать, позволяла ей тереться об себя до тех пор, пока кожа не краснела и не начинала гореть.

Она вполне могла бы отказаться от собственного оргазма на всю оставшуюся жизнь, если бы ей позволили и дальше разделять оргазмы Джо.

— Господи, Шерлок, — сказала Джо и наконец-то, наконец, оперлась на одну руку, чтобы другой оттолкнуть ладонь Шерлок и потянуться к себе между бедер. — Ты так на меня смотришь.

Из горла Шерлок вырвался стон, а по телу прокатилась внезапная, горячая волна возбуждения, когда Джо средним пальцем провела по собственной влаге, а потом смазала ею клитор. Кончик пальца с тихим влажным звуком легонько скользнул по крошечному твердому бугорку, идеально дополняя те звуки, которые рождала игрушка в ее киске.

— Да. Славная девочка, — сказала Шерлок. Моя девочка, подумала она. — Как я на тебя смотрю?

Джо запрокинула голову и застонала, так гортанно и протяжно, что Шерлок начисто забыла обо всем.

Все ее тело вздымалось, жило своей жизнью, она теперь не просто круговыми движениями водила бедрами, а по-настоящему трахала себя: двигала рукой, опускаясь и поднимаясь на фальшивом члене Шерлок, ее груди теперь не просто покачивались, а подпрыгивали, а губы округлились в почти идеальное О. Она снова опустила подбородок и выглядела совершенно обезумевшей, словно ее мозг растаял.

— Вот так, — сказала Джо, и Шерлок глупо заморгала, изо всех сил пытаясь понять, что она имела в виду. — Твою мать. Ты смотришь на меня так... ах!..так, будто я твоя.

Смысл прояснился, и осознание поразило Шерлок, словно удар в подреберье. Месяцы "Не надо так, Шерлок" и "Если ты будешь вести себя как последняя сволочная собственница, у нас будут проблемы" растворились в уме Шерлок, как плоть в кислоте.

Беспомощно и отчаянно Шерлок вцепилась в бедра Джо, впиваясь кончиками пальцев ей в кожу — нарочно оставляя следы (моя, да, прекрасное создание, ты моя) и поток бессмысленного лепета слетел с ее уст:

— Моя милая девочка, моя сладкая, моя Джо. Вот так, моя хорошая, давай, кончай.

Тяжело выдохнув, Джо закрыла глаза и начала тереть себя сильнее, средним пальцем судорожно скользя по маленькому мокрому клитору. Отклонившись немного в сторону (справа от себя, слева от Шерлок), она растягивала удовольствие, упираясь в свое сладкое место.

Шерлок хорошо знала это место. Головка тонкого, упругого вибратора могла довести Джо до полного исступления, она хваталась за первую попавшуюся часть тела Шерлок и вцеплялась в нее, пока кончала.

Но теперь, когда экстаз ясно читался в тонкой линии губ Джо, в морщинках на лбу, одного пальца было явно недостаточно. Палец был...

Нет, подумала Шерлок, чего-то не хватает.

— Возьми вибратор, — сказала она. И поскольку у них уже собралась небольшая коллекция их, уточнила: — Палочку. Твой любимый.

Тот, от которого у Джо, по ее словам, поджимались пальцы, хотя Шерлок не понимала, чем он так хорош — да, вибрации были сильными, но однажды она зажимала его между собственных бедер целых 20 минут и не почувствовала ничего, кроме скуки — тем не менее, для Джо она всегда держала его под рукой.

Сейчас он лежал на прикроватной тумбочке рядом с упаковкой антибактериальных салфеток для секс-игрушек, уже подключенный. Шерлок потянулась за ним, но смогла достать только до края матраса.

Джо вдруг зашипела, и Шерлок поняла, что нечаянно подвинулась, угол страпона поменялся, и Джо начала терять равновесие. Это причиняло ей неудобство, может быть, даже боль. Недопустимо. Возмутительно.

Шерлок тотчас прекратила попытки достать вибратор, но вернуться в свое прежнее положение ей удалось не раньше, чем страпон с влажным хлопком выскользнул из Джо. Ниточка выделений протянулась от ее влагалища к выпуклой круглой головке, а сама Джо подалась вперед, хватаясь за шнур от маленького вибратора и подтаскивая его к себе.

— Нет, нет, вернись, — захныкала Шерлок, потянувшись к ней, но Джо уже вернулась, ухватив то, что хотела.

Руки и ноги у нее дрожали, слабые от изнеможения, одну ногу она перекинула через бедра Шерлок, раздвинув колени. Крупная капля пота упала с ее лба на кожу чуть пониже грудной клетки Шерлок.

Завтра она проснется совершенно разбитой, с болью в каждой мышце. Каждое движение будет напоминать о Шерлок.

И снова собственническое чувство гигантской волной поднялось в Шерлок, захлестнув ее с головой. Она по-дурацки захныкала и жадно вцепилась в бедра Джо, которая опять опустилась на страпон. Ее ресницы затрепетали, когда она откинулась назад, на этот раз легче находя нужный угол.

— Этот вибратор? — спросила она, с игривой усмешкой взмахнув им.

Да, в лихорадочном нетерпении подумала Шерлок. Пожалуйста. Я хочу видеть, как ты кончаешь, как ты кричишь. Но слова застряли у нее в горле, и она просто кивнула, жадно глядя, как Джо прижала вибратор чуть пониже своей лобковой кости и щелкнула кнопкой включения.

Звук вибратора был неприятно-громкий, он напоминал шум какого-то кухонного прибора и всегда заглушал стоны Джо, ее дыхание и хриплые вскрики.

Но выражение лица Джо — господи, выражение ее лица. Оно полностью преобразилось, на нем читался переход от простого удовольствия к безумному экстазу. С приоткрытым ртом, застывшим взглядом из-под опущенны ресниц она смотрела на подушку за головой Шерлок и было ясно, что сейчас она не видит вообще ничего.

Джо еще дальше откинулась назад, выгнув спину, ее бедра двигались рваными толчками, приподнимаясь над вибратором и опускаясь на член. Она была прекрасна. Шерлок хотелось сфотографировать ее, снять на камеру, а потом трахать до тех пор, пока матрас насквозь не промокнет, а мозг Джо затопит таким количеством окситоцина и дофамина, что она совсем не будет возражать, если Шерлок захочет исписать своим именем каждый клочок ее тела.

— Славная девочка, — бормотала Шерлок, поглаживая бедра Джо, ее колени, все, до чего могла дотянуться, не шевелясь и не мешая ей. — Моя красавица. Вот так. Так сладко смотреть на тебя, когда ты трахаешь себя на моем члене.

Джо кончила меньше чем через минуту, Шерлок догадалась об этом по тому, как резко выключила она вибратор, отбросила его в сторону, накрыла вульву ладонью и так замерла на несколько мгновений, тяжело дыша и медленно и осторожно раскачиваясь на руке. Наслаждаясь отголосками удовольствия. Смакуя твердость дилдо, пульсацию мышц вокруг него.

И если бы Шерлок до сих пор думала, что у нее нет сердца — теперь казалось абсурдным, что она когда-либо верила в это, она знала, что оно у нее есть — хватило бы вот этой, одной-единственной минуты, чтобы разувериться. Причина тому — Джо Уотсон, сидящая сверху, блаженно-безмятежная, открытая и уязвимая.

— Красавица, — сказала Шерлок. — Моя красавица. Тебе хорошо, правда? Хочешь еще? Конечно, ты ненасытная. Как только будешь готова.

— Еще раз, — сказала Джо, задыхаясь. — Потом, может, я попью и передохну.

Она засмеялась, хватая ртом воздух. — Господи. Я слишком стара для этого.

Теперь она наклонилась вперед и поменяла руки — левой она уперлась в простыню рядом с плечом Шерлок, а другой держала вибратор. В этой новой позе ее лицо было прямо над лицом Шерлок, перед глазами которой соблазнительно покачивались груди Джо. Головка вибратора была зажата между верхним краем кожаного пояса и лобком Джо.

Так было неудобно. Джо терлась о вибратор, и Шерлок казалось, будто ее бьют кулаком в живот. Бедра Джо были стиснуты так туго, что, казалось, они раздавят тазовые кости Шерлок, но той было почти все равно.

Потому что Джо была сейчас так близко, что Шерлок могла ее слышать. Ее горловые «м-м-м», «м-м-м», когда она терлась о вибратор, ее «ахх» с придыханием, когда она откинулась назад на дилдо, и какое-то потрясенное «а, а, а», когда вибрация ударила прямо в ее чувствительный клитор.

Шерлок провела ладонями вверх и вниз по ее пояснице, размазывая пальцами выступившие капельки пота и, не в силах больше терпеть, чуть выгнулась, проталкивая игрушку глубже в мокрое влагалище Джо, трахая ее мелкими, нежными толчками, заставляя ее дрожать, опускать плечи и тихо вскрикивать.

— Вот так, — говорила Шерлок. Если бы Джо была ближе, она бы могла поцеловать Шерлок, засосать ее пухлую розовую нижнюю губу. — Такая сладкая внутри. Ты моя, правда? Славная, ненасытная девочка. Давай, Джо. Порадуй меня.

Шерлок трахала ее, а Джо, почти рыдая, беспомощно терлась о вибратор. На этот раз Шерлок точно знала, когда ее настигнет оргазм, потому что тело ее начало вытягиваться струной, мышцы бедер почти яростно дергались, пальцы так сильно зажали в кулаке простыни, что Шерлок слышала, как трещит готовая вот-вот порваться ткань.

Когда Джо выключила вибратор и сунула между бедер ладонь, Шерлок тут же прекратила толчки и забормотала:

— Милая, моя любимая девочка, моя.

Джо рухнула на бок, хрипло коротко застонав, когда игрушка выскользнула из нее, а потом сползла в объятья Шерлок, свернувшись калачиком на ее груди.

Теперь, когда страпон был больше не нужен Джо, он казался странной, неудобной и ненужной тяжестью между ног Шерлок, но она не обращала на это внимания. Она сжала Джо в объятиях, целовала ее в лоб, в висок, в волосы, а Джо с довольным мурлыканьем уткнулась носом ей в грудь, позволяя Шерлок прильнуть к ней.

Джо пахла потом и сексом, силиконом, неясным сладковатым ароматом смазки и чуть кисловатым — ее собственного тела. Шерлок хотелось упрятать этот запах в бутылку и постоянно держать ее при себе, чтобы он всегда был рядом.

— Ну, — сказала Джо. Голос ее уже был глубоким от сонливости, но она явно делала героические усилия, чтобы не заснуть. — С тобой разберемся сейчас или…?

Шерлок задумалась. В паху тянуло тяжестью возбуждения, между ног было ощутимо влажно, но хотелось ли ей на самом деле чего-нибудь?

— Нет, — решила она. Если только… — Просто скажи мне, что ты моя.

Она поразмыслила и решила, что Джо еще совсем недавно не возражала против ее собственничества, наверное, ей это даже нравилось. Нейрохимический всплеск еще не угас, так что у Шерлок еще было время заполучить свое.

И действительно, Джо в ответ фыркнула – ее это скорее позабавило, чем разозлило.

— Сволочная собственница.

Тон у нее был мягкий, ласковый. Шерлок почувствовала ее усмешку на своей голой груди, и ей захотелось стиснуть Джо так, чтобы вдавить ее в себя, навечно отпечатать на своей коже.

— Да, — сказала Джон, — я твоя. Конечно твоя.


@темы: фэмслеш Шерлок/Джоан, Переводы длЯ ФБ-2014, Мы с коллегой именно этим занимаемся в рабочее время, Моральный оргазм, Дикие ангстовые переводы, Sherlock BBC, SH/JW - единственный расово верный пейринг