14:11 

Перевод: "Пыль на ветру"

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
Название: "Пыль на ветру"
Переводчик: Dushka Niki
Бета: reed_sugar
Оригинал: "Dust in the Wind" by bmisscharlie, запрос отправлен
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/7695714/1/Dust-in-the-Wind
Версия: сериал «Шерлок» (BBC)
Размер: миди, 12 тыс. слов в оригинале
Пейринг/Персонажи: Шерлок/Джон
Категория: слэш
Жанр: ER, ангст, повседневность
Рейтинг: PG–13
Краткое описание: После несчастного случая у Шерлока и Джона серьезные проблемы
Примечение: отлично читается под этот трек


Глава 1.

Джон сидел на бордюре тротуара, обнимая миссис Хадсон. Она рыдала, а он пытался расслышать то, что говорит пожарный инспектор.

– Думаю, только недели через две тут как следует выветрится, чтобы внутрь могли попасть уборщики. Наверное, обои придется ободрать, а стену между кухней и спальней, скорее всего, надо будет менять.

Джон едва сдержал стон.

– Мы дадим вам более подробные сведения, как только попадем внутрь.

Джон кивнул и крепче обнял миссис Хадсон за плечи. Она снова всхлипнула, и он пробормотал ей в волосы:

– Мы что-нибудь придумаем.

Она кивнула, но не перестала плакать.

Джон поднял глаза и заметил Шерлока, который стоял на другой стороне улицы. Его все еще опрашивал пожарный инспектор. Джон видел, что Шерлок расстроен и раздражен, но ему было совсем не жаль его. В конце концов, во всем виноват именно он.

Детектив с ног до головы был в черной саже, видно было даже, как она облачками слетала с его длинных пальцев, когда он жестикулировал. Возле него стояли фельдшеры «скорой», но Джон знал, что Шерлок не даст себя осмотреть. Наверняка он наглотался дыма. Но он был Шерлоком Холмсом, а разве Шерлок Холмс обращает на такое внимание? Джон застонал и утешительно похлопал миссис Хадсон по плечу. Она отстранилась и, всхлипывая, поднесла к глазам платочек. Джон встал, ободряюще ей улыбнулся, хотя знал, что улыбка его неискренняя, и пошел к мужу.

– Шерлок, – вмешался в разговор Джон, и оба – инспектор и Шерлок – обернулись. – Тебя уже…

– Со мной все в порядке, – оборвал его Шерлок и вновь переключился на пожарного. Джон, покоробленный тоном Шерлока, отступил на шаг, но только покачал головой. Он посмотрел на одного из фельдшеров «скорой», и тот пожал плечами.

– На первый взгляд все в порядке. Я предложил вызвать неотложку, чтобы окончательно убедиться, но он отказался.

– Потому что со мной все в порядке! – снова рявкнул Шерлок.

Джон понял, что он расстроен и смущен. Он не злился по-настоящему и даже не был раздражен. Просто унижен.

Джон посмотрел на инспектора.

– Сколько нам еще здесь торчать? Мне надо посадить миссис Хадсон на поезд, чтобы отправить к сестре, а потом поискать для нас гостиницу.

Уже темнело, а Джону еще надо было разыскать магазин, чтобы купить им с Шерлоком одежду первой необходимости. Инспектор с вызовом уставился на Джона, потом смягчился, вздохнул и обернулся к Шерлоку.

– Можете идти. Дайте мне знать, в какой гостинице остановитесь, на тот случай, если возникнут какие-то еще вопросы, а они возникнут.

Джон кивнул – а чего было еще ждать, если его муж только что спалил дом.

– Спасибо, – сказал Джон и потянул Шерлока за руку.

– Джон, я здесь не закончил. Этот господин…

– Потом, – сказал Джон и потянул его сильнее, заставляя Шерлока попятиться. Детектив обернулся и недовольно посмотрел на него, но Джону было наплевать. Он был готов на все, чтобы увести отсюда Шерлока. – Иди, поймай такси. Я приведу миссис Хадсон.

Шерлок открыл рот, чтобы начать спорить, но Джон просто повернулся и зашагал прочь. Дойдя до тротуара, где сидела миссис Хадсон, он отважился бросить взгляд через плечо – Шерлок все делал так, как он велел.

Джон присел на корточки и дотронулся до руки миссис Хадсон. Она подняла на него глаза, и он снова ей улыбнулся.

– Я разговаривал с вашей сестрой, она вас уже ждет. Мы отвезем вас на Кингс-Кросс, я куплю вам билет до Кембриджа.

Она кивнула и позволила Джону помочь ей подняться. Он помог ей отряхнуться от сажи, но от нее все еще сильно пахло дымом. Запах пропитал ее насквозь. Долгой покажется поездка тем, кому в поезде посчастливится сидеть рядом.

Она взяла его под руку, и он повел ее к ожидающему такси.

***

Номер в гостинице они сняли маленький, но стоил он дешево, а поскольку им придется торчать здесь, по крайней мере, недели две, это было самым главным. За все время в такси Шерлок не вымолвил ни слова. Он просто сидел рядом с Джоном, скрестив руки на груди и насупившись. Джон не трогал Шерлока, потому что был уверен, что не скажет ему сейчас ничего приятного, а для миссис Хадсон на сегодня хватит расстройств. Черт, она, наверное, вообще больше не захочет их обоих видеть. Просто она слишком деликатна, чтобы прямо об этом сказать, и Джон не мог ее за это винить.

Джон отвез миссис Хадсон на Кингс-Кросс, купил ей билет, чай и булочки в дорогу, а в «Бутс» [1] – набор туалетных принадлежностей. Когда он вернулся в такси, Шерлок сидел там в точно таком же положении, в каком Джон его оставил. Доктор просто возвел к небу глаза.

– Тебе придется выбросить эти шмотки, – сказал Джон, как только Шерлок зашел за ним в номер. Джон, даже не удосужившись снять куртку, положил на маленький столик их ключи. Он быстрым взглядом окинул комнату: в ней были микроволновка, маленький холодильник и раковина. Джон еще хотел прикупить одноразовые столовые приборы и пластиковые тарелки, чтобы проще было готовить самим. Не могли же они каждый день ходить по ресторанам.

Джон обернулся – Шерлок стоял все там же, посреди комнаты, не двигаясь. Джон вздохнул и подошел к мужу.

– Дуй в ванную, а я сбегаю в магазин, кое-что куплю. Мне завтра нужно в чем-нибудь идти на работу, заодно тебе прихвачу пару костюмов. Потом, когда дома закончат следователи и придет подрядчик, станет понятнее, что еще нам нужно.

Говоря это, Джон старался не думать, сколько все это стоит и из каких средств им придется платить. Он не сомневался, что любая страховка едва ли расценит их ситуацию исключительно как несчастный случай, вызванный неосторожностью. Ошибкой Шерлока.

Секунду спустя детектив кивнул и пошел в ванную. Джон слышал, как полилась вода, а сам взял из маленькой кухоньки мусорное ведро и вошел в ванную. Он поднял одежду Шерлока с пола, вытащил из кармана мобильный телефон и положил его на край ванны.

– Выброшу это по пути, – сказал Джон.

Ответом было едва различимое «ладно». Джон сделал глубокий вздох и досчитал про себя до десяти, стараясь сосредоточиться на той мысли, что его муж мог погибнуть, а не той, что он сам едва сдерживается, чтобы его не прибить.

Когда Джон через сорок пять минут вернулся, его встретил сидевший на кровати голый Шерлок. Обычно зрелище было весьма соблазнительным, но сегодня Джон видел только красные пятна на его коже, опаленной жаром. Он знал, что краснота быстро пройдет, но видеть это все равно было неприятно.

Джон поставил три пакета из «Теско» на пол в кухоньке и швырнул на кровать пакет с одеждой Шерлока.

– Я купил нам обоим по пижаме, для тебя две пары джинсов и ботинки, рабочую одежду для себя и еще трусы и носки.

Он начал разгружать пакеты с едой и кухонной утварью, пытаясь отогнать от себя мысль, что по крайней мере в ближайшие несколько дней их обеды будут далеки от совершенства. Хотя ему доводилось переживать и худшие времена – нет ничего хуже еды в офицерской столовой. Ничего.

Он услышал позади фырканье Шерлока и глянул на него через плечо. Детектив вытащил из пакета одну из двух рубашек, которые купил ему Джон, и смотрел на нее с явным отвращением.

– Я это не надену, – сказал Шерлок, и Джон закатил глаза. – Она отвратительна.

– Больше там ничего не было, – ответил Джон, стараясь не злиться.

Злиться было совершенно не из-за чего. Ему надо съесть что-нибудь и успокоиться. Они поговорят об этом завтра.

– С чего ты взял, что я буду это носить?

Джон обернулся и уставился на мужа. Он знал, что Шерлок пытался уцепиться за что-нибудь. Он перепугался, а теперь был расстроен и смущен. Он чувствовал себя виноватым, но ему не нравилось, что надо это показывать или хотя бы попытаться показать.

Джон не собирался уступать.

– Ходи голым. Мне плевать, – Джон отвернулся, чтобы поставить в шкафчик набор пластиковых тарелок и одноразовой посуды. – Больше там ничего не было, что я мог поделать? Может, если бы ты не спалил квартиру, одной проблемой было бы меньше. Но ты спалил. – Джон не повышал голос, он просто констатировал очевидные факты.

Шерлок посмотрел на него долгим пристальным взглядом, но Джон не отвел глаза. Шерлок проворчал что-то, вытаскивая пижаму и трусы.

– Эти не так ужасны, но остальное тебе придется вернуть. Я не буду это носить.

Джон сделал глубокий вдох, сосчитал до десяти и кивнул.

– Хорошо, – сказал он, схватил пакет и положил его на стол, вытащил из него одежду, которую купил для себя, завязал пакет и так оставил его на столе.

Шерлок встал, открыл упаковку трусов, потрогал их пальцем и скорчил мину, но промолчал. Джон, прихватив пакет чипсов и пижамные штаны, направился в ванную. Он подождал секунду и открыл воду, зная, что Шерлок точно вычислил, что он не залез в ванну. Потом он сел на унитаз, открыл чипсы и быстро съел весь пакет.

Шерлок и миссис Хадсон живы-здоровы. Это самое главное. Шерлок кашлянул в соседней комнате, и Джон прислушался к звуку сквозь шум воды. Он знал, что следующие несколько дней кашель его замучает. Джон встряхнул головой и попытался сосредоточиться на других проблемах. Надо было поговорить со страховщиками и пополнить счет в банке. Надо было отобрать кое-какие деньги у Шерлока, ведь недавно он получил очень приличный гонорар за найденную картину. У Джона не было ни малейшего представления о том, на что муж тратит свои деньги, но не мог же он так быстро их все промотать. Надо завтра на работе через интернет проверить выписки со счетов.

Он хотел купить Шерлоку недорогой компьютер. Не мог же детектив сидеть целыми днями в этом номере, отрезанный от внешнего мира. Он спалит этот отель меньше чем за 12 часов. Хотя у Шерлока был телефон, который до сих пор лежал на краю ванны. По крайней мере, на завтра он его займет. Одни «Энгри бёрдс» чего стоят.

Он швырнул пакет из-под чипсов в маленькую урну, потом встал и начал раздеваться. Мускулы на спине свело – они были напряжены после всех неприятностей этого дня. Осознание того, сколько предстоит сделать ближайшие несколько дней, тоже не добавляло вдохновения.

Подрядчик, нужно как можно скорее найти толкового подрядчика. Джон застонал, встав под горячую воду. Он наклонил шею, чтобы вода лилась по ней, немного, насколько это было возможно, расслабляя его.

Он слышал, как открылась дверь, и маленькую комнату заполнил голос Шерлока.

– Шампунь – дрянь. Забери его завтра, когда пойдешь мне за подходящей одеждой.

Дверь закрылась.

Джон уронил голову, намеренно ударившись о холодную стену, и посмотрел на пузырек бесплатного отельного шампуня. Марка была дешевая, но сам пузырек был идеального размера – если его запихнуть Шерлоку в глотку, тот бы замолчал навеки.

Джон вздохнул и закрыл глаза. Внезапно он почувствовал себя усталым, страшно усталым.

***

Телефон Джона завибрировал на столе. Первый пациент должен был появиться не раньше чем через час, и Джон всерьез размышлял, а не подремать ли ему на кушетке. Шерлока всю ночь выворачивало наизнанку от кашля, и матрас был неудобный, в буграх. Джону удалось поспать от силы часа три.

Где моя одежда?
ШХ


Джон прочитал смс и прекрасно понял, что имел в виду муж, но решил косить под дурака.

Дома, воняет дымом.

Он отложил телефон в сторону и открыл папку в компьютере. Он услышал, как пришел ответ, но не пошевелился, намеренно еще больше раздражая Шерлока. Когда телефон завибрировал еще раз, он взял его.

Я имею в виду одежду,
которую ты купил вчера.
Она лежала на столе.
ШХ


И секунду спустя:

Джон?
ШХ


Она была ужасна, отвратительна,
и ты отказался ее надевать.
Припоминаешь?
По пути на работу я вернул ее в магазин.


Джон знал, что Шерлок психует потому, что чувствует за собой вину, что ему неловко, но ему все равно было приятно припомнить это мужу наутро.

Что же мне надеть?
ШХ


Джон посмотрел на экран телефона и вздохнул.

Одежду? Пижаму?
Понятия не имею.
Ходи голым.


Я не могу выйти из отеля в пижаме.
Купи что-нибудь другое,
когда пойдешь с работы.
ШХ


Джон начал набирать ответ, и тут пришло еще одно сообщение.

И выясни, когда мы сможем
вернуться домой.
ШХ


Джон секунду смотрел на смс, потом на кучу бумаг перед собой. Он стер свое первое сообщение и просто написал в ответ:

Нет.

"Ты ведешь себя неразумно!" – пришло в ответ, и Джон рассмеялся: слишком громким, слишком отрывистым, невеселым смехом. Он отложил телефон и вернулся к папке с данными пациента. Секунду спустя он снова взял телефон и отключил. Он все сказал.

Глава 2.

Когда Джон вышел с работы, на улице было прохладно, легкая плащовка не спасала от ветра. Джон застонал, понимая, что придется купить еще и куртку потолще. Может, стоит заглянуть в «Оксфэм» [2] и надеяться на лучшее.

Телефон оттягивал карман – Джон не включал его с утра. Он знал, что Шерлок бесится, когда его игнорируют, но, наверное, ему звонили пожарный инспектор и из страховой компании. Ну да наплевать.

Он замерз, и ему захотелось кофе. Он зашел в маленький кафетерий на углу. Он не стал смотреть меню, не желая думать о том, что тратит сейчас целых пять фунтов. Очередь была относительно небольшой, двигалась быстро, и Джон вскоре оказался лицом к лицу с невысокой рыжеволосой девушкой на кассе.

Она что-то сказала бармену, который делал напитки, и снова посмотрела на Джона.

– Что желаете? – спросила она, улыбаясь ему.

У нее были волнующе зеленые глаза, Джона на секунду они ошеломили, и он уже не обратил внимания на колечко в носу и заметную татуировку на шее.

– Э-э, – запнулся он на секунду, открыв и снова закрыв рот.

Она смотрела на него, все шире улыбаясь.

– Кофе… э-э… мокко, некрепкий, пожалуйста, – выдавил из себя Джон.

Зеленые глаза на секунду встретились с его глазами, потом она опустила взгляд к кассе и внесла его заказ.

Он неуклюже трясущимися руками нашарил деньги в кармане. Он чувствовал, что краснеет, и постарался не встречаться с ней взглядом, когда расплачивался.

– Как вас зовут? – спросила она.

– Джон, – ответил он, помолчал и зачем-то добавил: – Уотсон.

Она опять улыбнулась, написала на стаканчике «Джон Уотсон» и протянула его бармену.

– Ну, Джон, – она сделала паузу, – Уотсон. Надеюсь, кофе вам понравится. Приходите еще. Мне всегда нравилось заставлять мужчин краснеть.

Джон замолчал, а потом смущенно захихикал, но легкая улыбка девушки прогнала желание ответить резкостью. Она пыталась поднять ему настроение. Он смотрел на нее еще несколько мгновений, потом она отвернулась к другому клиенту. Минуту спустя ему подали кофе, и он вышел из магазина.

***

Через улицу от гостиницы был магазин «Оксфэм», и Джону удалось отыскать там куртку. Она была ему великовата, но сейчас вполне годилась. Еще он прихватил комплект одежды для Шерлока. Он знал, что мужа разозлит, что он принес всего один и ношеный, но поймал себя на мысли, что ему на это наплевать.

На выходе из магазина он посмотрел на надпись «Джон Уотсон» на стакане, потом бросил его в урну и пошел в гостиницу. Он боялся и корил себя за это. В конце концов, ему придется иметь дело с Шерлоком, надо как-то с этим смириться.

Он достал из бумажника ключ и вошел в номер.

Там царил настоящий кавардак.

По комнате были разбросаны пластиковые тарелки с едой – нетронутой и начатой. Повсюду валялись пластиковые стаканчики, на кухонном столе стояло открытое молоко, которое Джон купил вчера вечером. Шерлок, одетый в клетчатую рубашку Джона, в которой тот был вчера, и пижамные штаны в клетку-шотландку, сидел на кровати в жуткой хандре. Рядом с ним валялось несколько пар трусов, а на полу под столом – брюки Джона, которые он надевал позавчера и которые до этого аккуратно висели в маленьком шкафу.

Джон поставил пакет из «Оксфэма» у ног и упер руки в бока.

– Какого черта тут творится? – спросил он.

– Мне было скучно, – заявил Шерлок, и Джон уронил руки.

– У тебя были телек и телефон, и ты не смог занять себя всего на один чертов день!

– Ты меня игнорировал, – огрызнулся Шерлок.

– Я работал, – огрызнулся Джон в ответ. – Зарабатывал деньги, чтобы было чем оплатить разгром, который ты учинил вчера.

Шерлок секунду зло смотрел на Джона, потом отвернулся к черному экрану неработающего телевизора.

– Совершенно ясно, что это был несчастный случай.

Джон снова покачал головой и поднял пакет.

– Не думаю, что безумные игры с водородом и паяльником можно назвать несчастным случаем, – он пробормотал это почти себе под нос, но от него не укрылось, как переменился Шерлок в лице.

Когда детектив заговорил, его слова были начисто лишены эмоций. От них веяло ледяным холодом.

– Ты полагаешь, что я сделал это нарочно?

Джон поставил пакет на стол, наклонился, чтобы поднять свои брюки, потом встряхнул их. Они здорово помялись, Джону надо было где-нибудь раздобыть утюг, чтобы погладить их и надеть завтра.

– Вовсе нет, – честно ответил Джон, бросая брюки в кресло и вытаскивая несколько вещей из сумки. – Ты не всегда думаешь головой, прежде чем что-то сделать. Большинство людей слышит «водород» и тут же думает: «Гинденбург» [3]. Ты слышишь «водород» и думаешь: «огнемет». Тебе никогда не приходит в голову, что от самых опасных твоих экспериментов могут по-настоящему пострадать люди? Ты, например.

Он примолк и посмотрел на мужа. Шерлок все так же сидел, скрестив на груди руки, окончательно разозлившийся. Джон продолжил, не скрывая эмоций:

– А что, если бы тебя отшвырнуло взрывной волной, и ты бы ударился головой? Миссис Хадсон в любом случае бы не пострадала, но ты? Тебя не волнует, что ко мне на работу могли бы прийти полицейские, пожарные, или кто там еще сообщает такие новости, и сказать, что не только моя квартира практически разрушена, но и что мой муж погиб?

Серые глаза моргнули, и Джон нахмурился.

– Видимо, нет. Я хочу сказать, почему я должен отвечать за все? Я простой смертный, – повысив голос, он продолжил: – Мой муж едва не погиб, мой дом в руинах! – его голос стал еще громче. – Почему я должен сдерживаться и не злиться?! Подумаешь, какая ерунда! Какой-то хлам, всего-навсего мои вещи, мои воспоминания. Я понятия не имею, что у меня осталось, а что кануло в Лету, но ты прав, Шерлок. Самое главное, что ты натворил это не нарочно. И совершенно не должен нести никакой ответственности. Мне плохо от мысли, что ты на самом деле великовозрастный идиот.

Джон схватил пакет и швырнул его на кровать.

– Вот другая одежда. Не желаю слышать о ней ни одного твоего гребаного слова, носить – не носить. Мне плевать. Куртка мне. Если тебе нужно пальто, сходи в магазин сам. Ты уже взрослый. Я собираюсь принять душ, а потом выяснить где я, черт возьми, могу постирать вещи. А ты, – подчеркнул он, – наведешь здесь порядок и не будешь скулить, что у тебя не осталось молока для твоего растреклятого чая.

В серых глазах по-прежнему была злость, но там появилось и что-то еще. Может, Шерлок начал понимать, что Джон по-настоящему рассердился – впрочем, заслуженно. Шерлок вряд ли послушается, ну и ладно. Хотя Джону было на это плевать, по-настоящему наплевать.

Он прошагал мимо мужа в ванную, закрыл за собой дверь громче, чем нужно, и включил горячую воду.

Когда он вышел из душа, Шерлока уже не было. Вместо мужа Джона встретил наполовину убранный номер. Весь мусор не помещался в маленькое ведро, так что Шерлок свалил его в одну кучу на крошечном столе. Тут же стояла пустая коробка из-под молока и валялось несколько пакетов из-под чипсов. Джон вздохнул, взял другое ведро, свалил кучу мусора в него и поставил у двери, чтобы вынести, когда пойдет искать утюг.

На прикроватной тумбочке лежал небольшой справочник, в котором указывались местные рестораны и все такое. Очевидно, гостиница была рассчитана на состоятельных туристов, и Джон полагал, что в справочнике должна быть информация об окрестных химчистках или прачечных. Ничего не найдя, он позвонил на стойку регистрации. Пока шли гудки, он посмотрел на пакет из «Оксфэма», который так и стоял возле кровати. Одежды, которую он купил для Шерлока, не было, значит, детектив не ушел в одних пижамных штанах. Джон оглянулся по сторонам, не сразу заметив груду сброшенной одежды и, наконец, наткнулся взглядом на промежуток между кроватью и стеной. Штаны валялись там. Он наклонился, чтобы поднять их и потом постирать, и тут в трубке ответил женский голос.

В гостинице имелась прачечная – в подвале. Джон обрадовался – он мог дойти туда в пижаме.

Когда Джон вернулся с выстиранными вещами, Шерлока еще не было. Убрав одежду, Джон открыл маленький холодильник, в поисках, чего бы поесть. Шерлоку все же не удалось испортить всю еду, и Джон подогрел себе маленькую тарелочку супа, уселся на кровать и включил телевизор. Он выбрал наугад канал, взял свой телефон и впервые за столько часов включил его.

Он тут же наткнулся – неудивительно – на десятки сообщений от Шерлока. Он пролистал их все, почти не читая, за исключением последнего. Оно было отправлено уже после того, как Джон ушел в душ.

Вызвали на дело,
буду поздно.
ШХ


Джон вздохнул и удалил все смс-ки. Потом набрал голосовую почту и прослушал все сообщения. Одно было от Лейстреда: он не думает, что о пожаре заведут уголовное дело. Второе было от пожарного инспектора, который подтвердил это, но говорил, что им все равно нужно связаться. В третьем сообщении от него же говорилось, что в дом можно будет войти через десять дней, а за день до этого они могут нанять подрядчика, чтобы оценить ущерб и обговорить детали с представителем пожарной бригады. Джону остается только найти подрядчика, позвонить ему и договориться о времени встречи. До этого никаких вещей выносить из дома нельзя. Джон вздохнул: ему была нужна еще одежда, как и Шерлоку. Последнее сообщение было от Майкрофта. Джон застонал, когда услышал вкрадчивый голос на том конце провода. Майкрофт был в Америке, но через два дня возвращался. Он слышал о пожаре и о том, что никто не пострадал. Шерлок, естественно, не отвечает на его звонки, поэтому Майкрофт хотел, чтобы Джон знал: если им что-нибудь нужно, он готов помочь.

Джон бросил телефон на кровать. Он знал, что Майкрофт одолжил бы им денег, но ему не нравилась сама идея того, что Шерлок будет должен своему брату. Он дьяволом готов был поклясться, что Майкрофт переселил бы их в гораздо лучшую гостиницу и, скорее всего, бесплатно. Внезапно его ошеломила мысль о том, что ему придется сидеть в четырех стенах с Шерлоком. Джон сделал глубокий вдох и прогнал тревогу. Ему это не нужно. Сейчас он был один, и он всегда может пойти встретиться с Гарри или с кем-нибудь из друзей, если станет слишком невыносимо. И он серьезно сомневался, что Шерлоку захочется столько времени торчать в четырех стенах с ним. Определенно, они пара, в которой партнерам нужно отдыхать друг от друга.

Надо будет поговорить с Шерлоком об этом позже, когда пройдет злость. Такие вещи они должны обсудить во что бы то ни стало.

Джон сполоснул чашку и поставил ее сушиться на расстеленное полотенце. Потом он откинул одеяло и забрался в кровать. Внезапно он почувствовал страшную усталость, хотя едва наступил вечер. Хотя, что здесь удивительного – вчера он не спал почти всю ночь. Может, если он уснет раньше, его уже не разбудит кашель Шерлока.

Несколько часов спустя он сквозь сон почувствовал, как Шерлок забрался в кровать. Джон лежал на спине и чуть повернул голову набок, к знакомому теплу. Когда длинная рука обняла его поперек груди, внутри опять вспыхнул гнев – Джон был до сих пор расстроен, – но чтобы проснуться окончательно требовалось слишком многих усилий.

***

Джон шел на работу, прохладным утром в новой куртке было удивительно тепло. Несколько минут назад он разговаривал с миссис Хадсон, судя по голосу, она чуть воспряла духом и, казалось, действительно не сердится. Отчасти потому, что доверяла Джону и надеялась, что он обо всем позаботится, а отчасти потому, что попивала слишком много шерри в компании сестры. Что оставалось делать Джону? Ему страшно не хотелось добавлять в бесконечный и без того список того, что надо сделать, пункт «найти новую квартиру».

Он остановился на углу, ожидая зеленого сигнала светофора, и тут какая-то девушка подошла и остановилась рядом. В руках у нее была чашка кофе, который восхитительно пах.

Шерлок спал, так что Джон не стал делать чай, а даже если бы сделал – все равно не было молока. Он посмотрел на кафетерий на углу и решил не заходить туда из-за вчерашней неловкой встречи, но потом покачал головой. Скорее всего, сегодня ее там нет.

Но она была там. Джон вновь увидел ее милую улыбку и зеленые глаза. Он широко улыбнулся, когда она, не спрашивая, написала на стаканчике его имя, а потом – еще шире, когда она пожелала ему хорошего дня.

Глава 3.

Джон прослушал гудки и положил трубку до того, как включилась голосовая почта Шерлока. Он вздохнул, открыл поисковик, посмотрел в нем телефон их гостиницы. Потом снял трубку служебного телефона и набрал номер, одновременно приготовившись писать смс-ку.

"Перезвони мне, пожалуйста", написал Джон и попросил соединить его с их комнатой. Он слушал гудки, и когда там никто не ответил, со всей силы швырнул трубку на аппарат. Он сжал голову руками и застонал. Тут же зазвонил телефон, и Джон схватил его.

– Шерлок? – сказал он, едва поднеся трубку к уху.

– Ты точно не знаешь, я это или нет, потому что мой номер у тебя не определился.

Джон закатил глаза.

– Я нашел подрядчика, который готов встретиться с пожарными. Но ему нужно заплатить за оценку. Зайди к нему в офис и возьми счет.

На том конце трубки вздохнули.

– Сегодня я никак не смогу. Я занят.

– Шерлок, я не могу уйти с работы, у меня весь день пациенты. Просто сходи, расплатись карточкой, а все бумаги я беру на себя, он перешлет мне их сюда.

Еще один вздох.

– Джон, я не мог отлучиться. Я расследую дело о похищении. Одного человека осудили за убийство ребенка, я должен выяснить, виновен он или нет.

Джон прикрыл рукой лицо и сжал переносицу.

– Ты не можешь отойти даже на полчаса?

– Человека осудили за это преступление, Джон. Если он невиновен…

– Ладно, – сказал Джон, открыв свой график. У него было двадцатиминутное окно, в которое он планировал перекусить. Он мог бы перехватить чего-нибудь в автомате и быстро съездить – одна нога здесь, другая там. – Я сам все сделаю. Воспользуюсь твоей карточкой, со своего счета я деньги еще не снимал.

– Конечно, – ответил Шерлок, и Джон повесил трубку. Служебный телефон запищал, объявляя, что в коридоре ожидает пациент.

***

Джон был как выжатый лимон. Он плелся по недлинному коридору в их номер, и все тело у него болело. Шерлок опять сидел на кровати. По всей комнате были разбросаны бумаги, только теперь кавардак назывался «Шерлок работает», а не «Шерлок скучает», как вчера.

– Твоя карточка заблокирована, – сказал Джон, снимая куртку. – Мог бы предупредить.

Шерлок смотрел в вырезку газетной статьи и даже не поднял глаз, только пожал плечами.

– Я не слежу за своим счетом постоянно, ты сам об этом знаешь.

Он был прав – Джон прекрасно об этом знал.

– Тебе заплатили двадцать тысяч фунтов за найденные картины! Куда делись деньги? – спросил Джон, садясь за стол и утыкаясь лицом в ладони.

Он знал, что Шерлок снова пожал плечами, не глядя на него.

– Я покупал водород и кое-какое новое лабораторное оборудование. На прошлой неделе я расплачивался за ужин.

Джон усмехнулся.

– Да, Шерлок. Те бигмаки тебя просто разорили, ну, конечно же.

Джон поднял голову и встретил взгляд серых глаз. Наверное, тон его выдал.

– У тебя полный доступ к счету. Проверь операции с ним, если хочешь.

Джон кивнул, глядя на заглавие папки перед собой.

Бруно Ричард Гауптман.

Имя было знакомым, и Джон на секунду попытался вспомнить. Наверное, он об этом читал в…

– Похищение Линдберга [4], – сказал Джон, рассмеявшись. Он открыл папку и увидел старую фотографию осужденного. Снова рассмеялся, но на этот раз невесело. Он еще раз посмотрел на Шерлока и показал на фотографию. Детектив озадаченно нахмурил лоб.

– Твою ж мать, сына Линдберга, – снова засмеялся Джон.

– Не вижу ничего смешного, – сказал Шерлок, и Джон захохотал еще громче.

– Дело, которое ты расследуешь, человек, чье доброе имя ты пытаешься восстановить, уже лет восемьдесят как умер, – снова усмехнулся Джон. – Черт возьми, поверить в это не могу.

– Джон…– начал Шерлок, но Джон грохнул кулаком по столу.

– Сегодня ты мне не помог. Ты не пошел в офис подрядчика, потому что расследуешь преступление девяностолетней давности! Неужели из этого нельзя было выкроить пол-гребаных-часа?

– Этот человек мог быть несправедливо осужден. Качество расследования…

– Это было девяносто лет назад. Ты взорвал нашу квартиру, я тут бегаю, как ненормальный, взвалив на себя все хлопоты, а ты мне не помог, потому что восстанавливал доброе имя человека, который отбросил коньки восемьдесят гребаных лет назад. Так получается?

Шерлок нахмурился.

– Ты злишься.

Джон снова расхохотался.

– Гениальная дедукция, твою мать!

Он вскочил, схватил куртку.

– Я ухожу, – заявил он.

– Джон? – услышал он, когда выходил, грохнув дверью.

***

Кафетерий был закрыт. Джон, застонав, прошел мимо, по направлению к больнице. Работы у него было полно, день обещал быть суматошным, гора бумаг только прибавится. Он плотнее запахнул куртку и прошел дальше по тротуару к заднему входу.

Он включил свою маленькую настольную лампу, сел за стол, посмотрел на груды бумаг и вздохнул.

Через пару часов он очнулся от телефонного звонка. Джон поднял голову, на секунду замешкавшись, огляделся вокруг и вслепую потянулся к трубке.

– Алло, – сказал он, стараясь, чтобы голос не звучал сонно.

– Джон? – послышался голос Шерлока. Он звучал обеспокоенно, отчего сердце у Джона, к его собственному удивлению, упало. Шокировало осознание, что, если бы он знал, кто звонит, то не снял трубку. – С тобой все в порядке?

Джон кивнул и потер ладонью лицо.

– Все нормально, работаю с карточками пациентов. Я ушел, потому что… – потому что наш дом сгорел, потому что ты идиот, потому что ты расследуешь убийство девяностолетней давности и никак мне не помогаешь…

Воцарилось молчание, неловкое из-за стольких невысказанных вещей. После минуты, показавшейся вечностью, Шерлок спросил:

– Ты будешь там всю ночь?

Джон вздохнул.

– Думаю, да. Прикорну на кушетке в вестибюле, – он помолчал. – Найдешь, чем позавтракать? Продуктов вроде бы не…

– Найду, – на долю секунды Джон подумал, что Шерлок просто положит трубку, но ожидаемых коротких гудков не услышал. Вместо этого Шерлок снова заговорил.

– Спокойной ночи, – прежней резкости в его тоне уже не было, фраза прозвучала так, будто он просто собирался ложиться спать, а Джон решил еще посидеть. Джон почти чувствовал на губах положенный при этом поцелуй.

– Спокойной ночи, – ответил Джон. Снова воцарилось молчание, а потом линия разъединилась. Джон уставился на телефон в своей руке, а тяжелое чувство на сердце не проходило.

***

Когда днем Джон вернулся в гостиницу, Шерлока там не было, и доктор испытал облегчение: из-за того, что не пришлось снова объясняться и из-за того, что получил передышку. Все бумаги из номера исчезли, там было не совсем чисто, но все же. В мусорном ведре валялись пластиковая тарелка и ложка, в раковине стояла чашка из-под кофе. На миг Джон обрадовался, что Шерлок что-то ел, по крайней мере, в последние несколько часов.

Джон стянул с себя одежду и залез под душ. Мылом и горячей водой он изо всех сил старался смыть с себя страх. Но это не помогло, от таких проблем так просто не избавишься.

Он привалился к стене душа и закрыл глаза. Мыслями он унесся к Шерлоку, смутно размышляя, где он. Он знал, что должен позвонить, знал, что должен выяснить, все ли с мужем в порядке. Но он не звонил. На мгновение Джон запаниковал, подумав, что ему на все это наплевать, но потом отогнал эту мысль. Конечно, ему было не все равно, ведь дело касалось Шерлока. Его Шерлока. Ничего ведь не изменилось из-за…

Джон перестал думать об этом, отогнал все образы подальше и встал. Он ополоснулся, вылез из душа, натянул свои пижамные штаны и футболку Шерлока, которая валялась на полу. Она остро пахла мужем, он явно долго ее не снимал. Джон вдохнул ее запах всеми легкими – приятный, знакомый аромат, и доктор подтянул футболку за ворот, чтобы вдохнуть еще раз. На секунду он задержал воздух в легких, а потом направился на кухоньку, открывая шкафы, ища что-нибудь перекусить.

Он как раз завяз в этой неразрешимой задаче, когда вошел Шерлок.

– Привет, – первым решился протянуть руку Джон, когда Шерлок положил кипу бумаг на маленький столик. Джон старался, чтобы его голос звучал искренне, но в то же время знал, что Шерлока этим не одурачить.

– Привет, – с холодной любезностью отозвался Шерлок. Он снял раздобытые где-то шарф и пиджак и повесил их на стул. – Расправился с завалом на работе? – с явным упреком спросил он.

– Да, – соврал Джон. После разговора с Шерлоком он завалился спать в вестибюле больницы, но потом за день разгреб всю бумажную работу, потому что пациентов было мало. Шерлок просто кивнул и молча пошел в ванную.

Джон посмотрел, как за ним закрылась дверь, и зажмурился. Он попытался сосредоточиться на передаче по телевизору, но потерял к ней интерес.

Услышав, как в ванной полилась вода, он выключил телевизор. Он лег и натянул одеяло до подбородка.

Час спустя, когда Шерлок осторожно забрался к нему под одеяло, Джон все еще не мог заснуть, хотя притворялся спящим. Он чувствовал знакомую тяжесть его тела, обычно всегда желанное присутствие. Сейчас оно было настолько чужим, что в груди у него защемило.

– Джон? – послышался шепот рядом. Джон едва не вздрогнул. Будто Шерлок точно не знал, спит он или нет. Секунду спустя Джон почувствовал у себя на боку руку, которая скользнула к животу. От этого его сразу затошнило, а кожу защипало.

– Нет, – ответил он дрожащим голосом. Рука тут же остановилась, а потом медленно начала отступать. Джон быстро схватил ее, проглотив тошноту и привкус отвращения. Надо было оттолкнуть Шерлока раньше, но он никогда по-настоящему не хотел этого. Но он и не хотел, чтобы Шерлок узнал о его слабости. Когда рука обняла его поперек живота и тяжесть тела плотнее прижалась к нему, Джон убрал свою руку и спрятал ее под подушку.

Джон почувствовал поцелуй на плече. Шерлок больше не отодвигался. Джон подавил желание съежиться от прикосновения и закрыл глаза. Им надо было поговорить, он это знал, но сейчас это было бы уж слишком. И без того у них было слишком много дел, слишком много забот. Он подумает об этом завтра, утром, за чашкой кофе. Может, так, подальше от Шерлока, будет проще принять кое-какие решения. И она…

Он распахнул глаза и попытался расслабить вмиг еще сильнее напрягшееся тело. Его обожгло осознание, что впервые за весь вечер ему стало приятно и легко. Из-за нее.

И долго еще после того, как тихий храп Шерлока наполнил комнату, Джон, не смыкая глаз, смотрел в стену.

Глава 4.

Джон смотрел на смету на столе перед собой. Она была не окончательной, потому что опиралась на предварительный отчет пожарных об ущербе. Подрядчик сказал, что это своего рода предупреждение клиентам о том, что, возможно, ждет их в будущем. Сумма оказалась больше, чем ожидал Джон, но не слишком, хотя столько у него сейчас не было, и раздобыть к началу работ нужную сумму он не смог бы.

Джон потер ладонями глаза и откинулся в кресле. Придется обратиться к Майкрофту. Шерлоку это не понравится, но другого выхода нет, если они не хотят связываться с кредитом. Он застонал при мысли о том, что надо будет еще раз разговаривать об этом с Шерлоком. За три дня они обменялись лишь мимолетными приветствиями, и у Джона не было ни малейшего желания исправить ситуацию. А Шерлок, был уверен Джон, не знает как. Чем больше он отдалялся, тем больше Шерлок замыкался в себе. Джона расстраивало, что он должен всегда один отвечать за все. Почему он?

Уронив руку, Джон долго смотрел на телефон, потом взял его и написал мужу смс:

Ты придешь сегодня?
Нам надо согласовать
смету у подрядчиков.


Минуту спустя пришел ответ:

У меня дело.
Решай сам.
ШХ


Джон покачал головой, уже чувствуя себя опустошенным.

Нам нужно обсудить
финансовые вопросы,
а не цвет обоев.
Мне нужно, чтобы ты был там.


Последовало долгое молчание, и Джон представил, какое у Шерлока сейчас кислое лицо и как он досадливо возвел глаза к небу. В этом был весь Шерлок.

Когда вернешься,
буду ждать тебя в гостинице.
ШХ


У Джона упало сердце. Жалкий будет разговор. Он хотел написать в ответ «спасибо», но раздумал. Почему он должен быть благодарен Шерлоку за то, что он собирается помочь решить проблемы, касающиеся их обоих?

Он посмотрел на часы – до следующего пациента у него было еще 40 минут. Он специально выискивал свободную минуту, и почувствовал приступ вины пополам с ужасом. Он собирался пойти выпить кофе. Долю секунды он решался, но серьезного сопротивления не было. Сердце тотчас же заколотилось в груди.

При мысли о ней ему стало хорошо. Ему было в тягость это, чувство вины порой бывало невыносимым. Но она была единственной, кто радовал его. Джон посмотрел на фотографию на своем столе. Шерлоку всегда не нравилось, что она там стоит, но Джон не обращал внимания на его ворчанье. На фотографии они были сняты вдвоем в их медовый месяц. Они лежали в кровати на маленькой вилле, Шерлок вытянул свою длинную руку и щелкнул их. В кадре видны только их головы и плечо Джона, хотя в тот раз они оба были абсолютно голыми. Шерлока всегда смущало, что такое недвусмысленное фото украшает стол Джона. Джону же фотография всегда казалась забавной и вызывала улыбку, ведь, в конце концов, на ней ничего не видно.

Он смотрел на нее еще с минуту, но привычной радости она ему не принесла. Он вообще ничего не чувствовал. Без особых усилий он отогнал от себя болезненный укол вины. Он вытащил из стола бумажник и направился к двери.

Сегодня она делала кофе и улыбнулась Джону, когда он вошел. Он сделал заказ пареньку на кассе и встал у конца стойки, ожидая свой кофе. Она улыбнулась ему той самой потрясающей улыбкой и протянула стаканчик.Когда Джон выходил из магазина, в груди разлилась волна тепла.

«Завтра, – подумал он,– я спрошу, как ее зовут».

Когда Джон вошел, Шерлок сидел на кровати. Их взгляды встретились, но в серых глазах не отразилось ничего. Джон сомневался, что сам хоть как-то проявил эмоции. Он чувствовал лишь страх. Ничего не сказав и даже не поздоровавшись, он снял куртку и бросил ее на стул, а сам сел на другой, положив локти на стол.

Секунду Джон смотрел на мужа, потом решил сразу перейти к сути дела.

– У меня, – начал он и неохотно поправился, – у нас не хватает денег, чтобы покрыть все расходы. Сметы больше, чем я ожидал, а ожидал я самого худшего. Нам это не по карману.

– Раньше следующей недели в квартиру они не попадут.

Джон кивнул, несколько удивленный, что Шерлоку это известно.

– Расчет предварительный, сумма может измениться, когда они учтут полный ущерб и все такое. Нам, – он снова помолчал, – нам нужно занять денег. Может, Майк…

– Нет, – сказал Шерлок, вскакивая, – я не буду занимать деньги у Майкрофта. Он нам этого не забудет. Я не хочу быть ему обязанным.

– У нас больше нет…

Шерлок остановился и посмотрел на Джона – эта вспышка гнева была единственной эмоцией, которую Джон заметил впервые за столько дней. Шерлок покачал длинным пальцем и ткнул им в Джона.

– Я не стану…

Чтобы не начать кипятиться, Джон сделал глубокий вдох. Но – удивительно – в этом не было необходимости. Он не злился.

– Шерлок, это не тебе надо что-то сделать. Это наша общая проблема, – Джон посмотрел на стол, на свои пальцы.

– Я не пойду к Майкрофту, – упорствовал Шерлок, – я не буду просить в долг у моего брата, Джон. Это не обсуждается.

Джон всплеснул руками.

– Ладно, Шерлок. Что ты предлагаешь? Я весь во внимании. У тебя есть какие-нибудь нераскрытые дела, которые сулят большие гонорары? Если да, то давай, дерзай. Может быть, я смогу подрабатывать в реанимации, брать ночные смены, выкраивать время для сна в начале дня, после своей основной работы. Так нужных денег мы добудем только через пару месяцев. Ты готов жить вот здесь, – он жестом обвел комнату, – месяц за месяцем, пока мы не скопим денег на ремонт, а потом еще ждать, пока этот ремонт сделают? – Он снова сделал жест. – Может, твой брат поселил бы нас в месте получше, но мы не можем ему позвонить.

– Ты прекрасно знаешь, кто такой Майкрофт, даже если я ничего ему не должен! А если будет наоборот, то это в сотни раз хуже.

Подавленный Джон просто кивнул.

– Джон? – спросил Шерлок. Тот покачал головой, чувствуя, что Шерлок отступает и замыкается в себе.

– Ладно, – сказал Джон. Он потер глаза и встал. – Ладно, я… не знаю. Я придумаю что-нибудь еще. Пойду… пойду в банк. Может, мне дадут кредит. Может, займу у Гарри. Сомневаюсь, что у нее есть деньги, но все же я спрошу.

Он пошел на кухоньку, открыл холодильник. Он хотел напиться, вдрызг. Может, скотч, неразбавленный? Двойной. Он силой прогнал это желание. У него сестра алкоголичка, он знает все эти симптомы. Он взял пакет с молоком и пластиковый стаканчик. Он чувствовал, что Шерлок, не отрываясь, следит за ним взглядом. Джон подавил желание отвернуться, встал у раковины и выпил молоко.

– Что мы будем делать? – спросил Шерлок.

«Сам теперь выкручивайся», – со вспышкой злости подумал Джон, но быстро остыл. Он ополоснул стаканчик, поставил его в раковину и только потом повернулся к мужу. – Очевидно, ничего. Я предлагал, ты мое предложение, даже не обсуждая, отверг. Альтернативы ты не предложил, так что я буду выкручиваться сам. В конце концов, я всегда за все отвечаю. Шерлок устраивает бардак, Джон за ним убирает. Шерлок говорит гадости, а Джон извиняется. Шерлок устраивает пожар, а Джон душу продает, чтобы возместить ущерб.

– Но само здание не сгорело…

– Да, Шерлок, – оборвал его Джон, – продолжай рассуждать в том же духе. Думаю, это спасет тебя от решетки. Здание не сгорело, только кухня разгромлена и потолок обвалился. Пол в нашей квартире, потолок у миссис Хадсон и стена. Что за стена? Всего-навсего несущая, нужен серьезный ремонт. Но само здание устояло, тут ты прав.

Джон уловил у Шерлока вспышку стыда, искреннего раскаяния за содеянное. Это поразило Джона, и тут же он понял, что Шерлок еще ни разу не извинился, ни перед ним, ни перед миссис Хадсон. Гнев вспыхнул снова.

– Джон, – сказал Шерлок и сделал шаг вперед, но Джон поднял руку, останавливая его. – Я не знаю, как… – он замолчал. Джон знал, что он собирается сказать. Он не знал, чем загладить свою вину. Как помочь.

– А как насчет «прости меня, Джон»? Звучало бы лучше. Или «я херов раздолбай». Черт, да сейчас я был бы согласен даже на «я идиот». Я не знаю, Шерлок. Может, ты наконец бы понял, что в этих обстоятельствах не ты жертва.

– Это и мой дом тоже, – отрывисто сказал Шерлок.

– Тогда какого хрена ты его взорвал?! – рявкнул в ответ Джон. Шерлок открыл было рот, но Джон опередил его. – И не говори, что это был несчастный случай. Несчастные случаи бывают из-за свечек, непотушенных сигарет и случайных искорок от костра. Вот это несчастные случаи. А не то, что ты натворил со своими экспериментами. Ты знал, что имеешь дело с горючими элементами. И возился с ними не на улице, и даже не на крыше, черт возьми, а устроил пожар в кухне. В НАШЕЙ кухне, черт возьми. Так что да, это и твой дом, но ты от него камня на камне не оставил. Будь добр, признай это.

Несколько секунд они сверлили друг друга взглядами, потом Шерлок медленно отступил. Он не замкнулся в себе, просто перестал ощетиниваться и, наконец, снова опустился на край кровати. На секунду он показался Джону маленьким, и это его тронуло. Потом Шерлок заговорил.

– Прости меня, – прошептал он. – Я не… я не знал, что за моими действиями последует такой быстрый эффект, и ясно, что я не хотел такого результата, – серые глаза были серьезными, Шерлок искренне извинялся. Он еще не договорил до конца, как Джона ударило осознание – извинений недостаточно.
Они ничем не помогут. Шерлок еще что-то говорил, но Джон уже не слушал. Когда Шерлок замолчал, Джон кивнул и посмотрел в выжидающие серые глаза.

– Спасибо, – коротко сказал Джон. – Я бы хотел, чтобы нам от этого стало легче. Правда хотел бы, но не получается.

Шерлок на секунду показался страшно испуганным, но потом справился с собой. Джон сделал глубокий вдох и задержал воздух в легких, смотря в сторону, на висевшую над маленьким столиком уродливую картину, изображавшую какую-то сельскую усадьбу.

– У нас целая куча проблем, и то, что ты до сих пор не извинился – только одна из них.

– Каких еще? – спросил Шерлок с явным отчаянием в голосе. Джон задался вопросом, какое же у него тогда лицо, но не обернулся.

Джон вздохнул, покачал головой, потер ладонью лоб. Застонав, уставился на носки своих ботинок.

– Ну, кроме того, что у нас нет денег и живем мы в самой дерьмовой дыре, я каждый вечер боюсь сюда приходить. Мне до смерти надоело работать круглыми сутками, отчаянно пытаясь исправить наше положение, пока ты тут «расследуешь» убийство девяностолетней давности. Мне до смерти надоело, что ты приходишь по вечерам и разглагольствуешь о том, как помог Лейстреду расшифровать код или что Андерсон идиот, а я тем временем всю голову сломал, где мы будем жить в ближайшие шесть недель. Не удивлюсь, если тебе на это наплевать, – на эти словах Шерлок выпрямился и оцепенел.

– Это наш дом, Шерлок. Наша общая проблема. Наша жизнь. Наши деньги. Наш брак, – Джон поднял на секунду глаза, чтобы увидеть, как его слова задели Шерлока за живое. Он видел их воздействие воочию, когда бормотал последнюю фразу. – А еще я встретил одну девушку, – добавил он, и Шерлок показался ему окончательно растоптанным. Внешняя оболочка рухнула, в серых глазах на долю секунды полыхнуло опустошение, и взгляд стал совсем мертвым.

Они смотрели друг на друга, и Джон увидел, как равнодушие перекипает в гнев, потом в страх, а потом снова в безразличие.

– Кто она? – спросил Шерлок, и Джон покачал головой.

– Не имеет значения, – сказал Джон, – дело не в ней, а в том, что на самом деле происходит между нами, – он сделал жест, махнув рукой от себя к Шерлоку, – вот где настоящая проблема.

– Как ее зовут? – спросил Шерлок, и Джон снова покачал головой.

– Все не так. Все сложно, – он вздохнул. – Я не знаю, – честно ответил он. – Она работает в кафетерии рядом с моей работой.

Шерлок секунду смотрел в сторону, потом встал.

– Мне кажется, проблема есть только у тебя. Я не желаю это обсуждать.

– Шерлок, – сказал Джон, когда детектив, захватив свой бумажник, направился к двери, – мы должны…

– Мне нужно пройтись, – сказал Шерлок, снова поймав взгляд Джона. Они долго смотрели друг на друга, и Джон знал, что должен попросить его не уходить. Шерлок сейчас ведь спрашивал его разрешения.

Джон отвернулся и посмотрел в пол, кивнув.

– Будь осторожен, – сказал он. – Не уходи надолго. Разговор может и подождать, – он поднял глаза только тогда, когда Шерлок открывал дверь. – Я люблю тебя.

В серых глазах вспыхнуло удивление, потом Шерлок кивнул и закрыл за собой дверь.

Джон медленно осел на пол.

Примечания:

1. Магазин парфюмерии и косметики в Великобритании.
2. Благотворительная организация, борющаяся с бедностью.
3. Дирижабль, потерпевший катастрофу
4. Похищение 1,5 годовалого сына Ч. Линдберга в 1932 г.

продолжение в комментариях

@темы: Переводы длЯ ФБ-2014, Мы с коллегой именно этим занимаемся в рабочее время, Моральный оргазм, Дикие ангстовые переводы, Sherlock BBC

URL
Комментарии
2014-10-23 в 14:11 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
читать дальше

URL
2014-10-23 в 14:12 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
конец

URL
2014-12-27 в 17:41 

крутая истоия. и незабываемая. в моей памяти она стоит особняком. спасибо, что дали возможность насладится этой историей. И хэ меня тут бесконечно порадовал. в схватке: чувства против обстоятельств все-таки победили первые.

2014-12-27 в 22:08 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
rikitik, спасибо,история давно у нас лежала в загашнике и вот на фб настал ее час.у автора вообще много еще хороших историй.

URL
2014-12-29 в 08:52 

Kati Sark, здорово! а еще что-то есть переведенное на русский язык у этого автора?

2014-12-29 в 09:53 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
rikitik, вот на фикбуке ficbook.net/readfic/353007, но мне не нравится в переводе употребление слово супруг,режет меня это слово по живому,мы всегда муж использовали

URL
2014-12-30 в 09:00 

Kati Sark, спасибо. Почитаю с удовольствием. Супруг.. да, как-то непривычно.

2015-03-13 в 02:06 

onaglorik
-но мы же не можем прямо тут! -физиологически можем. -но мы же не животные! -биологичеcки животные. -но у нас же есть какие-то морально/этические принципы! -теоретически есть.
всегда заходила эта история. она великолепно раскрывает героев - шерлока и джона в кажется совершенно стандартной для них ситуации,а н нет, у джона накипело, а шерлок... ох, он всегда шерлок, пока не клюнет, фиг задумается. :cool:
и слава богу, наконец-то нашелся нормальный автор, который употребляет слово "супруг". от "мужа" уже тошнит.

2015-03-13 в 09:27 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
onaglorik, ну на употребление слова муж в переводе я настояла,потому что да, от супруга меня тошнит. а так тут такой чудный быт,что на этот фик я глаз положила еще года два назад.мы в принципе не любим переводить джен, то ли дело ругань,скандалы и совсем хорошо,если измена и ревностт

URL
2015-05-12 в 19:16 

Kati Sark, ога, охота бы и скандалов, и ревности, и чтобы на фоне детектива или другой замороченной истории. но тока бы еще ХЭ это все зашлифовать. чтобы душа развернулась, а потом - катарсис. и чтобы история долго-долго не кончалась.

2015-05-12 в 19:19 

снова вспомнилась эта история. она меня перепахала в свое время. это талант - так описать бытовую ситуацию, со всеми нюансами чувств и деталями. и финале, когда они все-таки взялись за руки, я была счастлива.

2015-05-14 в 13:58 

Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
rikitik, ога, охота бы и скандалов, и ревности, и чтобы на фоне детектива или другой замороченной истории. а кому не охота по секрету

URL
     

Калевала - место обитания Kati Sark и переводов Dushki Niki

главная