Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
Название: "Душа человека" (This Man's Heart)
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/209028/chapters/31233...
Авторы: ellie_hell
Переводчик: Dushka Niki
Бета: priest_sat
Категория: Пре-слеш плавно перетекающий в настоящий Слеш,АУ
Жанр: сказка,романтика,ангст,повседневность
Пейринг: Шерлок/Джон
Рейтинг: R
Разрешения на перевод: все законно
Дисклеймер: ни на что не претендуем
Саммари: Во второй половине 19 века в маленьком городке, в окружении великолепных пейзажей, живут немного странный одинокий мужчина и отставной военный врач, обезображенный войной. Впервые встретившись, они понятия не имеют, что их жизни изменятся навсегда. В течение нескольких месяцев между ними складывается необычная дружба, в которой они откроют новое о самих себя и о друг друге, и, наверное, тем же временем немного влюбятся.
Карта местности dl.dropbox.com/u/31526342/TMH%20-%20Map%20ch4.p...
Благодарность: за баннер Гость Шерлок Феста,
katisark.diary.ru/p181557690.htm
katisark.diary.ru/p181639920.htm
katisark.diary.ru/p181687217.htm
katisark.diary.ru/p181887780.htm
katisark.diary.ru/p181958840.htm
katisark.diary.ru/p182176043.htm


Глава 7.

В марте погода постепенно наладилась, и Шерлоку стало легче совершать свои ежедневные прогулки вдоль берега Парусной Бухты. После того как он привязал к дереву записку с извинениями, он снова надеялся увидеть развевающийся на ветру красный шарф Джона, но дни перетекали в недели, и его робкие надежды начали таять.

Когда, наконец, одним пасмурным утром мечта Шерлока сбылась, он даже не пытался запретить себе скакать от радости, выкрикивая: «Замечательно!» Потом он побежал прямиком по льду через залив, не выпуская из виду развевающийся на ветру сигнал. Джон, одетый в черное пальто, уже ждал его, и, увидев, что Шерлок подходит, отвязал шарф от ветки.

Сначала они молчали. Шерлок столько хотел сказать, и знал, что должен сказать, но за те месяцы необщения, в груди что-то сдавило. Едва он открыл рот, как Джон покачал головой. Серые глаза вопросительно заглядывали в синие, но не находили в них ни следа той ярости, увиденной в конце их последней встречи.

Джон попросил Шерлока идти за ним к Круглой Горе, и за весь путь только один раз обернулся, чтобы посмотреть на спутника, с нетерпением следующего за ним. Они начали уверенно подниматься в гору, Джон шел между деревьями, хотя тропинка под ногами была не видна. Возле общипанного кустарника Шерлок заметил на снегу следы от копыт. Дойдя до поляны, Джон замедлил шаг, и Шерлок сделал то же самое.

- Когда я подниму руку, остановитесь, станьте поудобнее и не двигайтесь.

Шерлок кивнул и, когда они добрались до низины, и Джон поднял руку, сделал, как ему велели. Шерлок прислонился к стволу большой сосны, а молчащий Джон еще немного прошел вперед.

Из зарослей показалась любопытные маленькие мордочки с подрагивающими ноздрями, потом нежные мягкие глаза и длинные тонкие уши. Шерлока привели к месту зимовки белохвостого оленя. Животные, видимо, узнав запах Джона, не убегали, а продолжали стоять и смотреть, вытянув шеи и подняв уши. Джон подождал, пока они привыкнут к нему, потом сел на снег, достал из карманов мороженые яблоки и разложил вокруг себя.

Сначала олени притворились, будто ничего не заметили. Затем один из них медленно повернулся мордой к Джону, и начал осторожно подходить ближе, останавливаясь каждые несколько секунд. Остальные последовали его примеру, и вскоре Джона окружило полдюжины оленей, охотно лакомившихся фруктами.

Звери принимали Джона за своего, но Шерлока это не тревожило, напротив, нравилось. Он гадал, сколько часов и дней его спутник бродил по окрестностям, прежде чем смог выследить оленей. Сколько тихо наблюдал за животными, смиряясь с поражением всякий раз, когда они разбегались, почуяв его запах, и только их маленькие белые хвостики, словно флажки, мелькали в лесу. А потом однажды олени не убежали. В тот день Джон, упорно возвращавшийся сюда с полными карманами фруктов, просто предложил оленям угощенье, ничего не прося взамен, кроме того, чтобы его запомнили.

Шерлок вышел из задумчивости, увидев, как молодой олень пытался жевать пальто Джона, и ему послышалось, что его спутник хихикнул. Остальные олени ушли, но один малыш остался, глядя на Джона большими просительными глазами, и Джон нашарил в кармане последнее маленькое яблоко. Олень взял его и побежал за остальными.

Шерлок подошел к Джону и протянул ему руку, помогая встать на ноги. Шерлоку было радостно находится здесь, и не только потому, что он увидел завораживающее зрелище, но и потому, что чуть лучше узнал Джона, узнал, что он терпеливый и решительный. И сейчас он казался таким серьезным и очарованным моментом, что Шерлоку захотелось подурачиться. Идя вслед за Джоном вниз с горы и слегка улыбнувшись, он зачерпнул горсть снега, слепил снежок и бросил его в спину своему спутнику. Джон тут же обернулся, и, несмотря на маску, было заметно, какой у него возмущенный взгляд.

У него было такое забавное лицо, что Шерлок не смог устоять. Он фыркнул от смеха, слепил еще один снежок и бросил его в грудь Джону. Смех заставил Джона расслабиться, и он скатал собственный снаряд, ударивший Шерлока по руке. Они начали гоняться друг за другом, прячась за деревьями и бросаясь снежками, пока не оказались у подножия горы. Волосы у обоих были в снегу, перчатки мокрые, а брюки покрылись ледяной корочкой. Джон прислонился к стволу большого дерева, переводя дух и отряхивая снег с одежды.

- Так смешно мне еще никогда не было, - сказал он, давясь смехом.

Тоже смеясь, Шерлок прислонился к стволу, своей рукой касаясь руки Джона. В воздухе кружились, казалось, не падая, терзаемые ветром снежинки, похожие на тысячи маленьких птиц, извергнутых небесами, и Шерлок вспомнил свой сон, в котором Джон исчез за тучей перьев. В его ушах до сих пор слышались крики.

- Я придумал игру. Охоту за сокровищами, - осторожно начал Джон.

Шерлок весь обратился в слух, выжидая, пока он продолжит.

- Я хочу показать тебе десять чудес – десять сокровищ. Олень был первым.

- А какую награду я получу в конце? – усмехнувшись, спросил Шерлок.

- Мое сердце, - грубовато ответил Джон.

Шерлок почувствовал, как по спине побежали мурашки. Храбрясь, он быстро глянул на Джона, который почувствовал его движение и повернул голову. Взгляд его смягчился, казалось, он пожалел о своей резкости, и заговорил ласковей.

- Ты получишь в награду образы, воспоминания, впечатления… чувства, может быть. Десять моих сокровищ – это десять способов убедить тебя, что я не пленник. Моя сестра против, чтобы я виделся с кем-то. И чтобы кто-то видел меня. Это правда, и ты догадываешься, почему, но я делаю то, что захочу. Если я покоряюсь, значит, просто хочу, чтобы все осталось так, как есть.

Он помолчал.

– Ты… исключение.

Конечно, Шерлок согласился на такую игру. День, проведенный вместе, ничуть не утолил его жажду познать Джона. Шерлоку стало даже еще интересней. К тому же, он испытывал смутную гордость; всю жизнь его не любили, и теперь стать исключением для того, кто сам избегал людей, было очень лестно.

Вскоре Джон велел Шерлоку следить за красным шарфом, и каждый пошел своей дорогой. Шерлок надеялся, что ему недолго придется ждать следующей встречи.

*

Шерлок по несколько раз в день бегал к берегу Парусной Бухты, вглядываясь в горизонт в поисках красного шарфа. Марта была не слепая и вскоре заметила, что племянник все чаще и чаще бродит по берегу. Она десятки раз пыталась его расспросить, и потом он, наконец, сдался, рассказал ей про Остров Влюбленных, дикобраза, филина, оленей, снег и охоту за сокровищами.

- Охота за сокровищами? Ну, хоть кто-то сумел заинтересовать тебя больше, чем на час, - сказала она с недоверчивой улыбкой, ставя перед Шерлоком чашку горячего чая.

- Он самый потрясающий человек из всех, кого я когда-либо встречал. С самого начала это была всего лишь маска, и чаще всего я ее просто не замечаю. Больше всего меня заинтриговала эта охота за сокровищами, такого необычного первого шага при знакомстве я никогда прежде не видел.

Марта искренне рассмеялась.

- Прости, дорогой, но не могу представить, чтобы тебя надолго хватило. Если бы я решила покормить оленей, ты был бы последним человеком, которого я позвала с собой.

- Да я не заметил, как пробежало время. И не хотел уходить, - Шерлок задумался над тем ощущением мира и спокойствия, которое появилось у него рядом с Джоном.

- Поверю, только когда сама увижу, - сказала тетушка, а потом добавила – Знаю, ты не любишь, когда твердят одно и то же, но будь осторожен.

Она беспокоилась, однако какая-то часть ее существа была настолько благодарна, что Марта едва поборола искушение пуститься в пляс. Шерлок подружился с Грегори Лейстредом, которому, как не удивительно, кажется, нравилось общество ее племянника. А потом он встретил Джона Уотсона, которому тоже понравился. Два друга, на такое она даже не надеялась. В тот вечер она сидела на улице и рассказывала звездам о новых людях, появившихся в жизни ее племянника, и, судя по тому, как звезды вздрагивали и мерцали, Марта поняла, что небо так же взволновано, как и она.

*

Марта по-прежнему видела, как Шерлок несколько раз в день бегал к берегу и возвращался, пытаясь скрыть свое разочарование. Все, что она могла сделать – подавлять улыбку, поднося к губам чашку чая, и надеяться, что вскоре состоится новая встреча; Шерлок был почти готов проложить дорожку от их дома прямо к берегу.

Прекрасным апрельским днем, когда Марта вязала в гостиной, Шерлок выскочил из своей комнаты, слетел вниз по лестнице и объявил, что отправляется изучать миграции перелетных птиц.

- Пока ты не ушел, ты не мог бы пойти к берегу и поискать мою перчатку? Я потеряла ее вчера на прогулке, и думаю, что может быть, там, - сказала она, притворяясь, что считает петли, а на самом деле пряча усмешку за вязанием, которое в конечном итоге должно было превратиться в шарф.

Шерлоку ее просьба показалась подозрительной. Он не заметил отсутствия перчатки, но совсем не возражал против того, чтобы прогуляться к берегу, и без слов пошел, а уловку тетушки понял только тогда, когда посмотрел в сторону Западной Березовой Бухты. Шарф Джона развевался на ветру. Шерлок уже дважды за этот день проверял сигнал, но безрезультатно, но Джон, наверное, ждал, когда солнце начнет клониться к закату.

Забыв о потерянной перчатке, к тому же наверняка выдуманной, Шерлок с воодушевлением побежал к месту встречи, ругаясь про себя на лед, мешавший ему быстрее доплыть до того берега на лодке.

- Я захватил одеяла, будет холодно, - сказал Джон приближающемуся Шерлоку, щеки которого раскраснелись от мороза и бега.

Они шли рядом по дорожке, поднимающейся на Мыс Ярости. В воздухе пахло надвигающейся весной, землей и талым снегом, робко начали набухать первые почки. Оглянувшись, Шерлок увидел усадьбу, в нескольких окнах там горел свет.

- Твоя сестра дома? – спросил Шерлок.

- Да, но она пьяна, - ответил Джон, глядя на своего спутника. – Не встанет, по меньшей мере, до завтрашнего утра.

Шерлок подумал, не нарочно ли Джон ждал, пока сестра напьется, чтобы привязать шарф. Джон в глубине души ее боялся или просто беспокоился о безопасности Шерлока? Шерлок задумался, а были ли угрозы Гарри такими уж пустыми, и что бродить поблизости от усадьбы может быть рискованно и опасно. Но несмотря ни на что, это не помешает ему приходить в запретную усадьбу, тем более, если Джон сам приводил его сюда.

Они дошли до вершины Мыса Ярости. Джон нашел большой валун с гладкой поверхностью и взобрался на него. Шерлок влез следом, а Джон открыл сумку и достал два толстых одеяла. Одно он протянул Шерлоку, который закутался в него, а во второе завернулся сам. Долго они сидели молча и неподвижно, а Шерлок в это время гадал, что же будет вторым сокровищем.

Порой ветер начинал дуть сильнее. Тишина была настолько полной, что самый робкий шепот казался оглушительным. Деревья вытянулись к небу, их легкий скрип переполнял окружающее безмолвие. Через некоторое время Шерлок понял, что шумел и лед в заливе, словно пытающийся вырваться на свободу зверь. С замерзшего моря, если прислушаться, доносился далекий гул. Потом Шерлок сумел разобрать какой-то непонятный пересвист в лесу позади них, и ветер снова улегся, и всё стихло.

Небо потемнело, став таким же темным, как голубоватые тени на коре ели. Шерлок почувствовал движение Джона и осознал, насколько близко они сидели, насколько сокровенно ощущалась такая близость. Достаточно было поднять руку, чтобы коснуться кожаной маски. Шерлок закрыл глаза и без труда смог отличить запах кожи от запаха самого Джона. Открыв глаза, он повернул голову к своему спутнику. Знал ли Джон, что за ним наблюдали? Маска скрывала все, что ей положено скрывать, а чтобы различить под ней поврежденные черты, было слишком темно.

Джон то ли почувствовал, что за ним наблюдают, то ли ощутил мурашки, пробегавшие по телу его спутника, Он обернулся, и Шерлок удивился, увидев, насколько напряжен его взгляд. В сумерках глаза Джона казались почти черными и настолько близкими и огромными, что Шерлоку стало не по себе, но не отвел взгляда. Зрачков Джона было почти не видно, а в радужной оболочке поблескивали искорки, будто этот свет излучала сама тьма. Шерлок, наконец, отвел глаза, дрожа от холода.

Заметив, что Шерлок все сильнее дрожит, Джон придвинулся к нему ближе и накинул свое одеяло ему на плечи. Они сидели, прижавшись друг к другу плечами и бедрами, и Шерлок внезапно понял, что ему больше не холодно. Ему захотелось обнять Джона, почувствовать тяжесть его головы на своем плече, тонкую кожу маски на лице, запустить пальцы в светлые, кажущиеся мягкими волосы. Эта мысль поразила его, раньше ему ничего подобного не хотелось, - странное, незнакомое ощущение.

Едва Шерлок собрался проанализировать охватившее его странное головокружение, как его отвлекла луна. Бледная и таинственная, она всходила над деревьями. Они молча смотрели, как она поднимается все выше и выше. С каждой минутой небо становилось все темнее, а звезды все ярче и заметнее.

- Ночь… второе сокровище, - прошептал Джон.

- Моя тетушка любит небо, особенно ночное. Она разговаривает с ним, - сказал Шерлок, поморщившись от причуды своей тетушки. Сколько он себя помнил, Марта была очарована звездами и часто пыталась привить Шерлоку свою страсть, хоть и безуспешно. Шерлок никогда не разделял ее интереса, но этим холодным вечером, сидя рядом с Джоном, он начал понимать, почему тетушка так сильно любила небо. Мерцающие звезды и мягко обдувающий лицо ветер успокаивали.

- Так замечательно, - добавил Шерлок, толком не зная, говорит ли он о луне или об ощущении их близости.

Как только луна полностью поднялась над горизонтом, они разобрали свое импровизированное укрепление из одеял и разошлись по домам. По пути в Парусную Бухту Шерлок почувствовал в груди какую-то тяжесть, и когда, наконец, лег в свою постель, она показалась ему ужасно холодной и пустой по сравнению с плоским валуном на Мысе Ярости.



Вопрос: Сказать спасибо!
1. Спасибо,читаю с интересом! 
41  (59.42%)
2. Спасибо, очень нравится! 
28  (40.58%)
Всего: 69
Всего проголосовало: 53

@музыка: как всегда фолк!

@настроение: пятничное))

@темы: Мы с коллегой именно этим занимаемся в рабочее время, Моральный оргазм, Душа человека&quot, Дикие ангстовые переводы, ellie_hell &quot, ellie_hell "Душа человека" (This Man's Heart), Sherlock BBC, SH/JW - единственный расово верный пейринг, (This Man's Heart)