00:34 

Недоперевод SkipandDi цикл "The Infiltrate Series". История 1,глава 3

Kati Sark
Хочется есть, пить, курить и трахаться. Но можно и не по порядку
Название:Проникновение (Infiltrate (tear down the walls and the gate))
Цикл: "The Infiltrate Series"
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/169263
Авторы:SkipandDi (ladyflowdi),MirrorSkippy
Переводчик: Dushka Niki
Категория: Слеш
Жанр: Porn,Kinks, Drugs, Bondage, Violence, Gore, BDSM
Пейринг: Шерлок/Джон
Рейтинг: NC-17
Разрешения на перевод: все законно
Дисклеймер: ни на что не претендуем
Саммари: Это был тот момент, с которого Шерлок станет отсчитывать время, на который будетоглядываться назад, снова и снова, даже двигаясь вперед; случай, который будетиспользовать для оправдания своих действий и решений, которые примет. Он знал,что Мориарти работает исключительно на его внимание, даже Джон узнал это вовремя их первой встречи. Но Шерлок был дураком, опасным, некомпетентнымдураком, потому что все это так далеко зашло.
Предупреждение:1)авторы фик не разбивали на главы,мы сделали это самостоятельно;2) не пугаемся мест в тексте выделенных курсивом,это краткое описание пропущенных дженовых сцен.
katisark.diary.ru/p177431150.htm
katisark.diary.ru/p177572487.htm

Когда Шерлок думал, что люди удивляют его, то обычно это касалось их невероятной глупости. Джон – независимый и честный, необычайно добрый и неожиданно умелый, умный и ровный, он все, чего Шерлок не мог найти прежде, ни в ком, и тем более ни в одном и том же человеке. В одних из тех дней он пересмотрел свои представления о нем.

Джон наблюдал за ним, следил за его движениями, когда они направились в филиал офиса SIS. Их окинули равнодушными взглядами, но разрешили неограниченный доступ; другие были бы удивлены отсутствием затруднений или возмущений маленькой свалкой в офисе, которую они устроили и попытались кое-как скрыть. Шерлок мог бы обеспечить сотрудникам беспричинное увольнение. Он переходил от куче к куче бумаг и прочей информации, Джон был рядом, последовательный, надежный и всегда полезный.

Было хорошо за полночь, когда Джон прекратил копаться и пробормотал – Шерлок.

Шерлок смотрел, как он встал, еще раз потянулся. Как вспышка бомбы гения ударил образ Джона в поезде; его собственная сперма, стекающая у доктора вниз из уголков рта, мерцающие глаза Джона, его влажные пальцы, вцепившиеся Шерлоку в волосы.

Он был не в состоянии думать, по крайней мере, минут 20. Может быть, даже уснул. Это было так далеко за рамками привычных мерок Шерлока, что он пока понятия не имел, что с этим делать.

- Смотри, что у нас есть, - сказал Шерлок, намеренно игнорируя все намеки, которые Джон посылал ему. – Лондон, Брюссель, Нью-Дели, Нью-Йорк. Это никогда не прекращалось. Они нашли «крота» - наиболее заметного ложного следа я еще никогда не видел – но так и не смогли раскрыть настоящую структуру.

- А ты? – нетерпеливо спросил Джон. Он придерживал свое левое плечо правой рукой, глаза были красными.

- Достаточно. Нью-Дели явно нет, Брюссель слишком близко к Лондону, остается только Нью-Йорк. Это, должно быть, Нью-Йорк, - ответил Шерлок, копаясь в кучах.

- Что он там делает?

- Что бы это ни было, он собирает только приблизительные данные, что бы это ни было, он прячется, - Шерлок взял отчет о расходах. – Он там что-то спрятал…что ты скрываешь? – Все вместе сходилось так прекрасно, будто мелодия со всеми верными нотами.

- Я собираюсь найти место, чтобы поспать сегодня ночью, если тебя это интересует.

- Нет, - ответил Шерлок, пробегая глазами бланки и все еще ни на что не глядя. Он все еще чувствовал себя на краю, но без поспешности, без интенсивности – вместо этого теперь он свесился карниза, зацепившись за него кончиками пальцев. – Возвращайся к 9:30, мы должны успеть на поезд.

- А, ты об этом. Что еще ты хочешь обнаружить в Писхэвене? – спросил Джон, наклоняясь к Шерлоку, достаточно близко, чтобы коснуться его.

Шерлок удивился бы, если бы все еще мог попробовать вкус самого себя на языке Джона. Он смотрел, как доктор облизал губы. – Я хочу найти призрак Джима Мориарти, - ответил он. – Люди не забывают такого человека, не важно, сколько времени прошло.

- Нет, - ответил Джон. – Я полагаю, они не помнят.

Шерлок мог видеть каждую мысль на лице Джона, слова, которые ничто не сможет заставить его сказать. Это никогда не случится снова, Шерлок никогда не допустит этого, и, возможно, настанет день, когда он сможет сказать, и Джон поверит ему. Никогда больше, думал он, и отказывается думать, почему это звучит меньше как обещание и больше как похоронный звон.

***

Джон военный человек, и хотя он давно усовершенствовал свое умение спать сидя (и, кстати, спать в полглаза), он чувствовал все свои 35 лет, когда ушел от Шерлока, оставив его одного ковыряться с делом.

Секс, это помогло. Не то, что бы Джон думал, что этого не стоило делать, но Шерлок, по крайней мере, уснул (и спал больше, чем в предыдущие два дня), и очнулся, разговаривая, складывая вместе все намеки, которые разбросал Мориарти, будто хлебные крошки, и первые десять минут был едва ли в состоянии смотреть Джону в глаза, до тех пор, пока доктор не пошел умыться и не принес им обоим выпить.

Писхэвен прекрасный город - сонный, маленький, одно из тех мест, где все друг друга знают, семьи женятся между собой из поколения в поколение, дети уезжают в университет, но всегда возвращаются обратно. Атмосфера этого милого, уютного городка ощущалась так, что напоминала Джону деревню, где он вырос, с ее прекрасными булыжными мостовыми, такими же старыми, как руины на холме, и одинокого врача, который принимал детей, лечил больных и хоронил мертвых. Его отец всем сердцем любил это, и Джон лениво удивлялся, что бы с ним сталось, если бы он не пошел по его стопам.

Он снял номер вниз по улице от филиала офиса, достаточно близко, чтобы Шерлок легко смог продедуктировать, куда он пошел. Портье окинул его сонным взглядом его с головы до ног, но Джон переплатил, и это решило дело.

Номер был аккуратный и, самое главное, чистый, и Джон сбросил одежду, тщательно повесив ее на стул до утра, и направился прямиком в душ. Скрипя зубами, он долго, сколько мог вытерпеть, разминал под горячей водой сморщенные и узловатые мышцы плеча.

И ненавидел сам себя, бросая взгляд через плечо, из-за занавеса душа в ванную, дверь которой была открыта в номер. Что-то защекотало его хребет, что-то, чего он не чувствовал уже долгое время, и он резко выключил воду и взял полотенца.

В номере никого не было.

Шерлок ответил на третий гудок, нетерпеливо и раздраженно. – Иди спать, Джон.

- Собираешься пробыть там как можно больше, так?

- Да. Прекрати беспокоиться обо мне, - сказал Шерлок, и доктор услышал кроткие гудки.

Джон проверил все, включая замки на дверях и окна, затем, в припадке паранойи, сунул полотенце под дверную щель, подоконник и вентиляционное отверстие.

Так прошел час, прежде чем он позволил себе свернуться на прохладных простынях, и сделать кое-что, чего не делал с тех пор, как был в Афганистане – он спрятал под подушку пистолет.


***

Их поиски в Писхэвене были захватывающими, но от них было мало практического толка. Люди помнили Джеймса Мориарти но, как и следовало ожидать, никто не склонен был разговаривать. Шерлок, против собственной воли, все более впечатлялся одержимой способностью Джима контролировать почти все, что было в поле его зрения. Джим возвращался сюда не чаще, чем раз в 18 месяцев, и тем не менее, ощущение его присутствия задерживалось и парило над городом, словно туман.

Джон тоже это ощущал и был нервный и напряженный весь день. Конечно, для него «нервность» проявлялась в том, что он пилил Шерлока за каждый заметный недостаток, но Шерлок всегда мог смотреть на это сквозь пальцы и почти не замечал. Вместо этого он послал Джона опросить старушек и бывших одноклассников Джима, пока сам Шерлок провел день в полицейском участке Писхэвена. Тамошние полицейские не удивились, когда он спрашивал их о Мориарти, но ничего полезного ему не сказали. Шерлок почти пожалел их, вынужденных так жить, быть покорными человеку, который даже не знает их имен.

Все это оставило его с полным убеждением, что если Мориарти сумеет сбежать и приедет сюда, но после всего он свалит и отсюда. Джим хотел бы убедить самого себя, что все еще отвечает за что-то, даже если только за эту маленькую сонную деревушку.

После короткой остановки в магазине и короткого телефонного звонка от Лейстреда, убеждавшего гения, что не надо расследовать это дело в одиночку, у них с доктором был хороший ланч. Шерлок согласился есть исключительно для того, чтобы Джон заткнулся, и большую часть ланча и так и эдак прокручивал в голове их информацию. Его все еще поражало, что у него есть кто-то, с кем можно это делать, кто-то, с кем он хочет это делать.

- Обратно в Лондон, а что потом? – спросил Джон, кладя салфетку на пустую тарелку. Шерлок поднял бровь – Еще больше скучать возле телека?

- Нет места лучше дома, - невозмутимо продолжил Джон, и Шерлок знал, что он под этим подразумевает. Джон был из того сорта людей, которые, оказавшись дома, там и оседают. Он не ожидал, что доктор так часто и так далеко будет следовать за ним, и гению следовало бы просто прислушаться к предостережениям Майкрофта и прекратить испытывать границы Джона, если у него еще есть здравый смысл.

- Поезд отъезжает через 20 минут, - ответил Шерлок рассеянно.

- Что? – пробормотал Джон.

Шерлок фыркнул с легким раздражением – У нас много времени.

Какое бы ни было выражение лица у Джона, когда они сидели за столом, он согласился потом, что Шерлок прав, на самом деле они вовсе не сбегали из участка, это очевидно. Оказавшись внутри вагона, Шерлок прикрыл и запер дверь в их купе, пока Джон отдался своей собственной паранойе и отступил в тень. Он выглядел пораженным, выжатым, взбудораженным или просто неуравновешенным. Он заставил Шерлока захотеть делать именно так, как тот и делает, близко прижимаясь к Джону сзади, так близко, что тот не мог повернуться.

- Шерлок? – спросил Джон, любопытно, но совершенно безбоязненно. Он почти всегда не боится, вот от чего Шерлок по-настоящему получает удовольствие – от доверия. Никто не дает ему этого так, как Джон.

- Я думал, это было ожидаемое поведение в отдельном купе поезда, - пробормотал он низким голосом, наклоняясь к уху Джона и заставляя его дрожать. Его руки забрались под свитер Джона, под его рубашку, скользя вокруг его тела, чтобы добраться вниз, к поясу джинсов.

- Ожидамое? – У Джона вырвался взволнованный смешок. – Нет, не могу сказать, что я ожидал такого.

- Ты действительно должен начать обращать больше внимания, - ответил Шерлок. Теперь обе его ладони обвились вокруг Джона, расстегивая пуговицу и молнию, стаскивая все эти преграды на своем пути. Джон застонал, когда Шерлок начал ласкать его, слегка сжимая твердеющий член, тянясь вниз, чтобы обхватить мошонку.

Он наклонил их обоих к одному из широких сидений, и Джон охотно согнулся, яркий румянец разливался по всему его телу, из-под свитера до кончиков ушей. Шерлок стащил свои собственные брюки, за ними следом трусы, выуживая из кармана пальто купленные в магазине смазку и презервативы. Он был твердый, уже такой твердый, и находил все это странным, тревожным и великолепным, чем-то новым и удивительным для переваривания в своем мозгу.

Смазав пальцы любрикантом, он без предупреждения проскользнул одним в Джона, который, в свою очередь, задрожал и простонал – Шерлок.

- Как ты думаешь, что я буду делать с тобой сейчас, Джон? – ответил он. – Пальцем трахать тебя, пока ты не кончишь? Потяну тебя на себя, протолкнусь в тебя? Может быть, я оставлю тебе выбор, - сказал он, изгибая пальцы так, как надо, - и позволю тебе какое-то время подумать.

Джон с проблеском понимания посмотрел через плечо на Шерлока. – Ты расстроен, потому что я отвлек тебя?

Шерлок добавил другой палец внутрь Джона, в беспорядочном ритме потирая по краю и вдоль – Очень. Представь, если бы я отвлек тебя во время операции.

- Немного негигиенично, не знаю, если бы…ах, черт…медсестры бы оценили такое шоу.

- Сейчас ты договоришься, - ответил Шерлок. Он вытащил пальцы и обхватил рукой член Джона, прижавшись подушечкой большого пальца другой руки к его входу, надавливая сверху, но не проникая внутрь. Джон толкнулся вперед, потом назад, разрываясь между двумя ощущениями, пытаясь двигаться в обоих направлениях одновременно.

Шерлок делал это так долго, как ему нравилось – дразнил пальцем по краю, толкал большой палец на всю длину, добавлял другой палец и снова вытаскивал оба. Другой рукой он гладил остальное тело Джона, по груди вниз к члену, надавливал на затылок. Джон извивался под ним, разочарованно и отчаянно, его свитер собрался складками на спине, кожа порозовела. Его низкие стоны тонули в шуме перестукивающего по рельсам поезда.

Шерлок вдруг протолкнул третий палец до конца внутрь и развел там все три в стороны, у Джона вырвалось «Черт», и он подался назад так далеко, как смог. Внезапно Шерлок решил, что этой игры достаточно. Он согнул пальцы и грубо выскользнул, слушая, как Джон задыхался, будто его подстрелили. Шерлок открыл презерватив и надел его, затем принявшись неуклонно надавливать.

Как только он вошел до конца, не стало больше контроля, все, до чего так легко добраться оставило его. Его бедра непристойно дернулись, натиск чувств, что как огонь проходил через все его тело отдавался в члене, заставлял его прижиматься быстрее, двигаться сильнее. Джон неглубоко дышал, так быстро, что у него почти была гипервентиляция, левой рукой он зажимал свой рот, чтобы заглушить непрекращающиеся звуки, которые, казалось, он неспособен был контролировать. Шерлок схватил его кулаком за ткань свитера на груди и толкнул его вверх, заставляя насадиться на свой член, в конце прикусив свитер, чтобы сдержать свой собственный стон. Он разжал кулак, скользнул рукой вниз и обхватил член Джона.

Джон сжался в сильном оргазме, так туго обхватывая Шерлока, чтобы было почти больно. Он выдохнул «Джон», будто падая со скалы, будто Джон просто столкнул его.

На долгий момент время приостановилось и словно повисло в воздухе, и Джон, наконец, обмяк, опустошенный. Одно его движение сдвинуло внутри член Шерлока и заставило их обоих застонать. Шерлок в такой позе больше не хотел быть потревоженным. – Теперь ты знаешь, - выдохнул он Джону сзади в шею, делая паузу, чтобы облизать полоску на влажной от пота коже. – Не надо прерывать.

***

Это что-то ужасное, легкость, с которой Шерлок раскручивал его, мастерство, с которым играл им. Это ужасно, и волнующе, и Джон надеялся всем своим сердцем, что Шерлок никогда не узнает, как легко ему это удается, что у Джона не было стыда, нет, что Шерлок может раздеть его и открыть посредине гребаного Скотланд Ярда, и Джон будет наклоняться и задыхаться, как сука в период течки.

Это ужасно, и волнующе и так, так опасно, потому что Джон слишком быстро становился больше чем преданным, и он знал Шерлока, знал, что любопытен ему, что он игрушка, невероятная игра, которую Шерлок мог раскручивать и изучать, но, в конечном счете, будет только сильнее и сильнее уставать от нее.

Да, но он хотел так долго итак давно, но получаемого было недостаточно, – он хотел внимания Шерлока, особенно когда все оно сосредоточено на нем.

Мурашки побежали вверх по спине Джона, вдоль черепа и вниз по щекам, когда Шерлок начал толкаться в него медленными, круговыми небольшими толчками, что заставило доктора вцепиться в руки Шерлока, обхватив его талию, наклонившись затылком к груди гения и задыхаясь – Нет, подожди.

- Разве я не сказал, что ты договоришься? – пробормотал Шерлок в раковину его уха, и затем, даже без позволения, приподнял Джона, на один ужасный момент оставив его подвешенным, и сел на сиденье, тяня доктора за собой. Шерлоку нравилось смотреть, как Джон полусидит на его коленях, с застрявшими в брюках ногами, ухватившись за руки гения как за точку опоры, и он знал, что делает, потому что гений покачнулся и начал трахать его, и этого слишком много, и доктор собирался сказать это, когда Шерлок в великолепном возмездии вдруг запихнул покрытые спермой пальцы в его рот.

Соленый вкус знакомо взорвался у него на языке, и Джон застонал, выгибая бедра навстречу настойчивым толчкам Шерлока, боль и удовольствие слишком тесно смешались. Этого слишком быстро, слишком много, но Шерлок не давал ему ни йоты, это слишком очевидно, толкая бедра Джона своими и заставляя его принимать это.

Это было хорошо. Это было так хорошо, как Джон никогда не чувствовал раньше, не знал кого-то, с кем он мог быть лучше и с кем могло быть лучше, который мог бы все, но то, как гений держал его член – затыкало рот как кляпом и то, что его трахали, вытесняло эту мысль. Опасно, о да, слишком опасно, чересчур, но он ничего не смог поделать и облизывал пальцы Шерлока, посасывая их, чувствуя себя ужасно выставленным напоказ, и таким смущенным, но не обращал внимание на все это, потому что рука Шерлока обхватывала его мошонку, ритмично ее сжимая, ласкала его член, до тех пор, пока он не затвердел и снова не стал сочиться смазкой, слишком быстро, стрелы ощущений прокатывались прямо до самого его существа.

Он покачал головой, глухо застонав вокруг пальцев Шерлока – Нет, нет, я не могу, - но Шерлок гладил его член сильнее, сжимая и накачивая так, как больше всего нравилось Джону, будто он когда-то видел, как он мастурбирует, и подумал о том, что Шерлок шпионил за ним, наблюдая, как Джон извивается и бьется, заполняя свой вход своими собственными пальцами, заставляя, чтобы вся кровь бросилась ему в голову. И он кончил, крошечными каплями ошеломляющего оргазма, который так прекрасно звучал в его ушах, пальцы ног в ботинках поджались, и у него вырвался такой смущающий звук, что он рад был, что его едва слышно.

Он чувствовал, как Шерлок кончил, тяжело раскачиваясь, и замедляя, ослабляя толчки после всего великолепия, и последний за 48 часов оргазм обрушился на него.

Шерлок вышел из него, растянутому и влажному, Джону было неудобно, а гений натянул на него трусы и брюки, застегнул ширинку, пуговицу и ремень, будто он не был мокрым от смазки и открытым после секса, горячим и задыхающимся и, даже теперь, все еще желающим. Он сидел на боку, гортанно постанывая от ощущений, и наблюдал, как Шерлок снял презерватив и завернул его в платок.

Он наклонился, чтобы поймать рот Шерлока, влажно, прекрасно и вяло поцеловал его, разделяя соль на языке, дрожа и бормоча – Спасибо.

Шерлок на мгновение замер, будто удивился, а потом поцеловал его в уголок рта и сказал – Не стоит благодарностей.

***

Остальная часть пути прошла в молчании и относительном спокойствии; Шерлок солгал бы, если бы сказал, что ему по каким-то непостижимым причинам не нравится каждый раз, когда сидящий напротив него Джон неловко ерзал. Джон снова неуверенно посмотрел на него. Шерлок пытался, но по большей части не ухмыляться не получалось.

- Мы решили дело, верно? – многозначительно спросил доктор.

Шерлок нахмурился, но быстро нацепил свое любимое выражение легкого равнодушия. – Это только вопрос времени.

- Ну, время это единственная вещь, которая у тебя быстро кончается - возразил Джон, взглянув на часы. – Уже двенадцатый час, по меньшей мере, через полчаса мы будем в Лондоне.

Это напомнило Шерлоку наконец взять телефон и начать просматривать пропущенные звонки, мэйлы и смс. – Я сделал больше с меньшими затратами, - бросил он в ответ. Ему не нужно было смотреть на Джона, он и так знал, что тот возвел глаза к небу.

Пропущенный звонок и смс были от Лейстреда – и появились они в тот самый момент, когда Шерлок до самого конца вошел внутрь Джона, задыхаясь и шепча проклятия, а сам Джон совершенно распался на части. Да, неожиданно. Джон так мало приложил усилий, гораздо меньше, чем нужно было, чтобы полностью остановить его.

Смс-ка была короткая, по существу «Последняя запись расшифрована: NSY. Сегодня. 5 вечера. >40+».

Это поразило Шерлока, словно ударило между глаз и заставило удивленно поднять взгляд. «Мне не нравится, когда у меня грязные руки», - сказал Мориарти, но ясно, что это неправда. Шерлок был убежден, убежден, что Мориарти не будет рисковать и вредить сам себе, что он не хотел этого, но он ошибался. Он не похож на Шерлока, который наслаждался победой, только когда она имела значение – Мориарти просто хотел титул, и ему было плевать, что надо сделать, чтобы получить его.

- Джон, - сказал он, видя, как тревожный взгляд мгновенно пересек черты лица Джона. – Он собирается взорвать Ярд.

Теперь Джон выглядел шокированным. – Это невозможно, - сказал он, но это прозвучало так, будто он не поверил в свой собственный аргумент. – С тех пор, как его заключили под стражу, они были в готовности номер один.

- Он знал это. Он знал, что это может случиться – и хотел, чтобы случилось, - Шерлок теперь заговорил быстрее, связывая слова друг с другом еще до того, как они вырывались у него, речь становилась бессистемной. – Возможно, он планировал это месяцами, сразу после своего первого побега. Эта бомба уже в здании, каким-то образом она была туда принесена, и он просто ждет, чтобы взорвать ее.

Тем временем он набирал номер и как только Лейстред взял трубку, стал бросать распоряжения. – Сейчас же эвакуируйте всех. – Он не дал Лейстреду времени на возражения. – Все предметы первой необходимости, всех людей поблизости от камеры Мориарти. Где-то там он подложил бомбу.

Шокированный ответ Лейстреда привел гения в бешенство, и Шерлок немедленно прервал его заикающиеся аргументы. – Итак, оставь несколько охранников в защитных костюмах возле его камеры, но не давай выходить кому-нибудь еще. У тебя меньше часа на эвакуацию половины городского квартала, прежде чем все буквально обрушится на ваши головы.

Он повесил трубку и встал, начиная расхаживать по купе - четыре с половиной шага между стеной и дверью. – Это хорошо, это…блестяще.

- Я хочу, чтобы ты прекратил называть его так, - ответил Джон, хотя на самом деле он не был не согласен с этим. – Ты догадался, - добавил он, - даже если осталось всего 50 минут, чтобы обнаружить бомбу.

- У меня бы было больше времени, если бы я не был занят доказательством тебе своей точки зрения, - отрезал Шерлок. Он проигнорировал сарказм Джона. – Да, было ясно, что это моя вина, - признал он, потому что уже сделал ошибку, отстранив Джона от основного дела, один раз это слишком много на сегодня.

К тому времени, как они вышли из поезда, Шерлок почти лез на стенку; о внезапной эвакуации уже трубили новости по радио, все главные интернет-страницы. Некоторые наиболее разумные репортеры уже связали это с таинственным террористом Мориарти. Вместо того чтобы попытаться поймать такси в ужасающем уличном движении, Шерлок понесся с вокзала бегом, уворачиваясь от пешеходов и бросаясь наперерез трассе, лишь смутно сознавая, что Джон бежал прямо за ним.

Они только свернули за угол к Ярду, мимо шумной толпы людей, стоявших так близко, слишком близко, когда его телефон зазвонил.

- Шерлок, - промурлыкал Мориарти, - Ты опоздал.

Шерлок посмотрел вверх как раз вовремя, чтобы увидеть, как здание вздрогнуло, а затем Новый Скотланд Ярд взорвался.

***

Целую минуту Джон понятия не имел, что случилось, и ощущал только мирную пустоту. Он не слышал – или, по крайней мере, слышал очень мало: стремительный бег собственной крови, приглушенные крики, стучащий миномет. Все, что он мог видеть – это небо, клубы дыма, вертолет вдалеке, и когда тот стал разворачиваться на 180 градусов, он не смог определить, к ним ли он летит.

У него ужасно болело плечо, он чувствовал предательский жар крови под бронежилетом, но когда он сел, оглядываясь вокруг, даже секунды не оставалось, чтобы позаботиться о себе.

Медицинский «Хамви» был больше похож на смятую консервную банку, чем на машину, и он повесил на спину винтовку, низко наклонился и побежал к нему так быстро, как смел. Оставались только минуты, секунды, до того как загорится бензин, взрывая другие противопехотные мины, которые могут быть поблизости, и он слышал тихое дыхание, видел кровь и кудрявые темные волосы.

- Почему, черт возьми, на тебе нет шлема? – зарычал Джон, дергая дверь до тех пор, пока она рывком не открылась. Он сразу ощупал руками темные волосы человека, плечи, бока, грудь, ноги, проверяя, не сломаны ли они. В живых поблизости были только они вдвоем, и он стал искать, что оставить в качестве метки для собаки, до тех пор, пока не услышал щелчок нагревающегося бензина. Он надеялся, что его быстрого и беспорядочного поиска окажется достаточно, схватил человека за плечи и потащил его так далеко от «Хамви», как смог.

Он потянул свою винтовку с плеча обратно на грудь, чувствуя себя как таракан на солнцепеке, оглядываясь вокруг, потом глядя вверх, туда, откуда в ближайшие минут 10 должен появиться вертолет. Здание позади него скрипело и металлически скрежетало, в перестрелке трещали минометы, рвались мины, бежали и кричали местные жители, женщины, дети, мужчины. Он видел остальную часть бригады по другую сторону обломков, но между ними слишком большое расстояние, а у Джона было всего 15 патронов в винтовке и на руке сбоку запасная обойма – остальные боеприпасы были в «Хамви», а он не мог вернуться назад.

Он сильнее обхватил человека подмышками и приподнял его насколько может – он легкий, это, вероятно, больше всего было связано с тем, на нем не было положенного бронежилета, чем с чем-то еще, – и потащил его как можно быстрее в пустое, в отметинах и выбоинах от взрывов, здание через улицу. Обстрел все еще продолжался, вниз падали миллионы горящих бумаг, и доктор хлопал по ним пиджаком того человека, пока они не погасли.

Человек вздрогнул, дернув головой. – Джон, - хрипло сказал он, не открывая глаз.

- Теперь успокойся, парень, - сказал Джон, открыв один из карманов своего бронежилета с застежкой на липучке. - Здесь не так уж плохо – нужно только сделать несколько стежков. Я уверен, полковник надерет тебе задницу, устроит тебе пример гребаной средневековой пытки. Какого черта ты снял свой хренов шлем?

- Что? – спросил человек, одурманенный, открыв глаза и снова с шипением закрыв их, и Джон отчаянно рылся в карманах бронежилета – где же, черт возьми, его запасы? – до тех пор, пока не нашел платок. Он туго обмотал его вокруг головы мужчины и начал выстукивать по рации SOS, прежде чем прошипеть – Десять-один-четыре, десять-один-четыре, это Уотсон, повторите.

В рации одни помехи, только помехи, и Джон горько выругался, грязный песок хруст между зубами был так знаком, так ужасен, его губы и щеки покрылись светло-коричневый загаром. – Десять-один-четыре, это Бемби, повторите, вашу мать! Мы были подбиты, повторяю, мы были подбиты, местный штаб взорван ко всем чертям, трое человек пропали без вести, один погиб. Где моя бригада? Повторите, десять-один-четыре!

- Джон, - повторил человек более ясно, серые, будто лондонский туман, глаза, наполняло что-то первобытное, глубокое и нечто, что Джон мог бы описать как ужас.

Человек сел, быстрее, чем он должен был быть в состоянии, и начал трясти Джона так сильно, что у того в голове стучали зубы. Джон прорычал – Какого черта ты делаешь? – и получил удар по лицу, один раз, два, достаточно сильно, чтобы заставить его закусить губу и стукнуться затылком. – Джон! – услышал он снова, и Джон вдохнул так сильно, что не смог выдохнуть, и увидел Скотланд Ярд в руинах, кромку лондонского неба, пролетающие над головой ВВС Ньюс, и Лейстреда, ревущего в трубку в 20 шагах и Шерлока, вся половина лица которого была в крови, а глаза жесткие и бесчувственные. Джон ударил бы его, если бы в них была жалость, хоть капля.

Но там ее не было, и Джон прижался лицом к шарфу Шерлока, потому что в горле у него грохотал крик, а рукам было так больно, что он едва мог двигать ими, он чувствовал запах крови и то, как бьется сердце Шерлока, и он задыхался, приглушенно бормоча – О Господи, о Боже, Господи.

Теперь он слышал сирены, кричащие голоса, летящий вертолет над головами, и Шерлок сказал – Джон, Джон, - и Джон сказал – Иди, - потому что он должен, должен пойти и найти Мориарти, если он все еще жив.

Джон пойдет за ним, как только перестанет дрожать.


@темы: цикл SkipandDi "The Infiltrate Series", Мы с коллегой именно этим занимаемся в рабочее время, Моральный оргазм, Дикие ангстовые переводы, Sherlock BBC, SH/JW - единственный расово верный пейринг

URL
Комментарии
2012-06-19 в 11:42 

solnza@net
Ад опустел. Все демоны здесь. (с)
Потрясающе..да же не знаю чем больше потрясена горячей НЦ в поезде или взрывом
и то и то определенно впечатляет

2012-06-19 в 21:59 

Kati Sark
Хочется есть, пить, курить и трахаться. Но можно и не по порядку
solnza@net, да,мы с камрадом тоже усиленно фрустрируем на сон.А что касается нцы в гостинице будет еще горячее,но до нее еще много чего интересного будет

URL
2012-06-19 в 23:00 

solnza@net
Ад опустел. Все демоны здесь. (с)
А что касается нцы в гостинице будет еще горячее,но до нее еще много чего интересного будетммм..)) то же пофрустрирую пожалуй еще разочек))

2012-06-19 в 23:02 

Kati Sark
Хочется есть, пить, курить и трахаться. Но можно и не по порядку
solnza@net, да,пока будет идти этот перевод,пока я жду от камрада второй фик из цикла интерлюдии SkipandDi.без этого второго фика я не могу выложить 3,который у нас давно готов

URL
2012-06-19 в 23:26 

Dushka Niki
Он видел во мне коллежского секретаря, а я, признаюсь, думаю о себе что-то другое. А. С. Пушкин
Камрад, камрад сегодня за день не присел, и что у меня есть - только страница текста, и это середина только. я не знаю, когда я доделаю это. может, к концу недели. У меня теперь и суббота рабочая

2012-06-19 в 23:28 

Kati Sark
Хочется есть, пить, курить и трахаться. Но можно и не по порядку
Dushka Niki, у меня еще "проникновения" много, не переживай продержимся.главное ты у меня интерес не потеряй к переводам

URL
2012-06-19 в 23:41 

Dushka Niki
Он видел во мне коллежского секретаря, а я, признаюсь, думаю о себе что-то другое. А. С. Пушкин
Не потеряешь тут, меня от работы тошнит. не хочу туда возвращаться. 2 месяца еще, ужас.

2012-06-19 в 23:47 

Kati Sark
Хочется есть, пить, курить и трахаться. Но можно и не по порядку
Dushka Niki, ничего война шла дольше,крепись камрад

URL
2012-06-19 в 23:53 

Dushka Niki
Он видел во мне коллежского секретаря, а я, признаюсь, думаю о себе что-то другое. А. С. Пушкин
я и так стараюсь абстрагироваться. дома - никаких мыслей об этом дурдоме.

2012-06-19 в 23:53 

Kati Sark
Хочется есть, пить, курить и трахаться. Но можно и не по порядку
Dushka Niki, это правильно,от этого маразма надо открещиваться при первой возможности

URL
2012-06-25 в 00:11 

Trishka
все нааааа йух!!!
А прода этой истории когда будет, скажите, пожалуйста )

2012-06-25 в 00:15 

Kati Sark
Хочется есть, пить, курить и трахаться. Но можно и не по порядку
Trishka, завтра,мне сейчас лень выкладывать,+там надо дженовые пропуски более менее в нормальный вид привести

URL
2012-06-25 в 00:31 

Trishka
все нааааа йух!!!
Kati Sark, Ого! Жду, жду.

     

Калевала - место обитания Kati Sark и переводов Dushki Niki

главная