Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
Название: Те прекрасные выходные (That Lovely Weekend)
Цикл: Long Ago and Far Away
Автор:lotherington
Ссылка на оригинал:archiveofourown.org/works/285113
Переводчик: Dushka Niki
Бета: Maud111
Категория: Слеш
Жанр: АУ,Вторая мировая война
Пейринг: Шерлок/Джон
Рейтинг: pg-13
Разрешения на перевод: все законно
Дисклеймер: ни на что не претендуем
Саммари: Поезд заскрежетал тормозами и остановился; когда двери вагонов начали распахиваться и из них на платформу стали высыпать молодые, с цветущими лицами солдаты, те, кто ждал своих парней, хлынули вперед. Шерлок нахмурился сильнее, осматривая всю длину поезда, наблюдая, как спрыгивают вниз солдат за солдатом, ища светлые волосы, легкую усмешку и добрые, усталые глаза.
Иллюстрация:


Февраль 1941 года.

В здании вокзала мельтешили девушки в нарядных платьях и взволнованные мамаши в возрасте. Несколько детишек, не эвакуированных в первые дни или, может быть, вернувшиеся в Лондон, держались кучкой и, широко раскрыв глаза, терпеливо ждали прибывающий поезд.

Шерлок стоял на платформе в середине толпы, на две головы возвышаясь над остальными, прямой и серьезный. Нахмурив темные брови и сложив руки за спиной, он смотрел на рельсы. Он не двинулся, строго глядя перед собой, даже когда поезд повернул за угол и остальные вокруг вдруг принялись взволнованно болтать и улыбки осветили их усталые лица.

Поезд заскрежетал тормозами и остановился; когда двери вагонов начали распахиваться и на платформу посыпались молодые, с цветущими лицами солдаты, те, кто ждал своих парней, хлынули вперед. Бросив взгляд на все вагоны и наблюдая, как спрыгивают вниз солдат за солдатом, Шерлок нахмурился еще сильнее, ища светлые волосы, легкую усмешку и добрые усталые глаза.

Прошло три месяца с тех пор, как они виделись в последний раз. Майкрофт добился для младшего брата специального разрешения покинуть Блетчли парк на несколько дней, и этим утром Шерлок приехал в Лондон, сорвал пыльные покрывала с кровати и кресел на Бейкер-стрит и отправился ждать на вокзал.

В толпе мелькнул знакомый профиль - его обладатель спускался из вагона на платформу.

– Джон, - выдохнул Шерлок . Глаза его широко раскрылись, лицо расслабилось, а потом он сорвался на бег, рассекая маленькие группки воссоединившихся влюбленных и семейств. – Джон! – закричал он, губы его растянулись в широкой усмешке, когда тот, кого он окликал, обернулся, и глаза их встретились.

Доктор громко засмеялся, но тут же замолчал, когда Шерлок подошел и нерешительно остановился перед ним, тяжело дыша.

- Джон, - сказал Шерлок опять, на этот раз сдавленным шепотом. Он протянул руку, но на полпути к лицу Джона быстро изменил направление и сильно сжал его плечо. Доктор кивнул ему, посмотрел на руку на своем плече, а потом опять в лицо Шерлока.

- Да, да, ты совершенно прав, - пробормотал тот, уронив ладонь, а потом засунув обе дрожащие руки в карманы.

- Наконец-то! – воскликнул слева задыхающийся голос, и хорошенькая, пухленькая девушка с длинными темными волосами протиснулась между ними, чтобы кинуться в объятья своего возлюбленного. Джон и Шерлок наблюдали, как парень с восторженным взглядом взял в ладони ее лицо и прижался своими губами к её.

- О, я соскучился по тебе, - бормотал парень, снова и снова целуя девушку, обнимая ее и вдыхая запах ее волос. – Я соскучился по тебе, я так по тебе соскучился, дорогая!

Джон повернулся лицом к своему спутнику, откашлявшись: – Хорошо…Хорошо доехал?

- Более или менее, - сказал Шерлок тихо, задерживая взгляд на воссоединившейся паре слева. В конце концов, он отвернулся, скользнув глазами по лицу Джона. Потом снова нахмурился и расправил плечи. – У тебя волосы стали короче.

- А твои нужно хорошенько подстричь, - ответил доктор с легкой улыбкой.
Уголки губ детектива приподнялись.

– Пойдем, - бросил он, повернулся на каблуках и пошел через платформу.
Джон накинул на плечо свой вещмешок и пошел за ним.


***

Метро от станции Чаринг-Кросс до Бейкер-стрит было переполнено; парни в военной форме, женщины, дети и несколько пожилых мужчин в костюмах набились в вагон как сардины. Джон снял свой вещмешок и поставил его между ног на пол. Оба они с Шерлоком стояли - Шерлок держался за ремень над головой, Джон ухватился за перекладину между полом и потолком, пока поезд, покачиваясь, шел к Бейкер-стрит.

Жара была почти невыносимой, воздух спертым и затхлым, но на давку никто не жаловался. Шерлока прижало к Джону почти с головы до пят, и потому было неважно, что сзади притиснулась какая-то женщина средних лет, а прямо напротив Джона стоял парень в военной форме: Шерлоку удалось незаметно положить руку на поясницу доктора, и он мог вдыхать запах, который был таким однозначно джоновым - карболового мыла, дезинфицирующих средств и чая.

***

Джон закрыл за ними дверь 221 В и повернул ключ в замке. Шерлок просто стоял позади него, сжимая одну руку в перчатке другой.

- Довольно странно, правда? Вернуться назад домой, - пробормотал Джон, глядя на дверь. Он снял свой нарядный красный берет и глубоко вздохнул.

- Да, - согласился Шерлок, мгновение глядя на спину Джона, потом встряхнулся и зашагал в направлении кухни. – Я оставил тебе свой паек чая. Поставлю чайник, тебе это понадобится после долгого путешествия, - по пути он снял пальто, шарф, шляпу, пиджак и бросил их на спинку одного из кухонных стульев. Потом наклонился и вытащил чайник из нижнего шкафа, быстро сполоснул его, наполнил и поставил на плиту. Достал из кармана коробок спичек, чиркнул одной, зажигая газ, потом достал из другого шкафа две кружки. В одной прятался паук на тонких длинных ножках, и Шерлок перевернул кружку вверх дном, чтобы избавиться от него, потом решил, на всякий случай, помыть обе кружки и заодно заварочный чайник.

На мгновение сильно вцепившись в деревянный стол (до сих пор опаленный по краям из-за эксперимента с манной крупой два года назад), он закрыл глаза и глубоко вдохнул через нос. Выпрямившись, вытащил жестянку с чаем, которую привез из Блетчли, и стал ложкой насыпать заварку в их старый чайник.

– Боюсь, у нас только порошковое молоко, - обратился он к Джону, продолжая бормотать, пока снимал с плиты начавший свистеть чайник.

– У меня совсем не было времени, чтобы купить что-нибудь свежее, я забыл сахар, который тоже оставлял, и теперь у нас нет ни того, ни другого.

Он нетерпеливо размешал чай в заварочном чайнике, разлил его по кружкам, хотя тот еще как следует не заварился, а потом, свободной рукой подсыпав сухого молока из банки, принялся разбалтывать его в уже слабом чае. Пытаясь не дать молоку свернуться в комочки, он помешивал все энергичней и энергичней.

Схватив обе кружки за ручки, он повернулся и задохнулся от удивления, когда увидел Джона, стоявшего в дверях кухни и наблюдавшего за ним.

- Я очень сильно скучал по тебе, Шерлок, - пробормотал Джон, его голос был напряженным, а лицо усталым и серьезным.

Шерлок поставил кружки на стол, в три длинных шага пересек пространство между ними и втянул Джона в отчаянный поцелуй. Одной рукой он обхватил доктора за подбородок, другую прижал к его затылку, и их языки сплелись. Со свистом дыша, Джон ухватился рукой за галстук любовника, притягивая его ниже, ближе, ближе, и это было так правильно, и он почувствовал себя дома - впервые за три месяца.

- Я люблю тебя, я соскучился по тебе, - прошептал Джон, его глаза закрылись, когда он снова поцеловал Шерлока, поглаживая через рубашку его бицепс. – Я даже не могу сказать, как я по тебе соскучился.

***

- Знаешь, ребята всегда болтают о том, что осталось дома, о чем они скучают, - сказал Джон несколько часов спустя, лежа рядом с Шерлоком в их кровати, свернувшись калачиком позади него, закинув ногу ему на бедро. Он проводил рукой по волосам Шерлока и целовал его усыпанное бледными веснушками плечо.

– Все говорят о домашней еде, горячих булочках к чаю и накрахмаленных рубашках.
Только что пробило пять, сгущались сумерки. За весь вечер Джон вставал с кровати всего раз, чтобы опустить светомаскировочные шторы, когда село солнце, и теперь их спальня была освещена только светом лампы Тиффани, стоявшей в углу на стопке книг.
Шерлок хмыкнул и пробормотал, полузакрыв глаза, в их общую подушку:

– А ты говорил что-нибудь?

- Конечно, нет, - Джон усмехнулся, касаясь губами его кожи. – Довольно трудно участвовать в общей беседе, когда все, что ты можешь - рассказать о головах в кладовке и частях тела в раковине.

- Это было один раз, - пробормотал Шерлок, поворачиваясь лицом к Джону и кладя ладонь на его обнаженную поясницу. Свет от лампы делал обычно резкие черты его лица и тела мягче и нежнее. – Я полагаю, ты хочешь, чтобы я…- он поцеловал горло доктора, – ...крахмалил твои рубашки, - еще один поцелуй, в грудь, – пек пирожки и присылал тебе... – влажный поцелуй в живот, темноволосая кудрявая голова сместилась ниже, - ...письма, облитые моими духами и запечатаные... – Джон выгнулся дугой на кровати, когда Шерлок сладострастно поцеловал его головку, – ...губной помадой ?

- Шерлок, - ахнул доктор, подтягивая колени вверх и запуская руку в волосы своего "неповторимого и единственного в мире".

- Присылал тебе свои фотографии с ребенком на руках и каждый месяц передавал посылки с новой парой носков и банкой сардин? – поддразнил тот, усмехаясь Джону, а потом натянул простыню на голову и вобрал его в рот.

Джон укусил себя за кулак, чтобы приглушить стон, когда почувствовал, как губы Шерлока сомкнулись вокруг него. Он поглаживал детектива по коже под волосами и вздрогнул, когда тот сильнее сжал губы и медленно начал двигаться вверх и вниз.

- Шерлок, - снова выдохнул доктор, на его щеках появился румянец. – Господи, Шерлок, позволь мне увидеть тебя, – он прикрыл глаза и облизал губы. – Пожалуйста.

Озорно ухмыляясь, Шерлок сбросил простыни и посмотрел на доктора. Он поднял одну бровь и заскользил языком по всей длине Джона, так крепко сжимая его бедра, что на его коже отпечатались красные полумесяцы ногтей.

- Шерлок, - застонал Джон, сильнее вцепляясь ему в волосы. – Боже, Шерлок, я…я хочу…

- Что? – промурлыкал тот, целуя низ живота доктора, его бедра и ноги. – Что ты хочешь, Джон?

- Тебя, я, Господи, я хочу… - Джон сел и потянул Шерлока к себе, целуя его в шею. Застонав, тот выпрямился, поглаживая лицо, волосы, плечи и грудь доктора.

Джон встал на колени и толкнул любовника на спину, лег на него сверху и принялся с силой покусывать его шею. – Я соскучился по тебе, боже, как я соскучился, - простонал он, покрывая поцелуями его подбородок, щеки, лоб и веки, а потом прижал его руки к подушке по обе стороны лица и переплел вместе их пальцы.

- Да, - выдохнул Шерлок, запрокидывая назад голову и полузакрыв глаза, когда Джон наклонился, чтобы поцеловать его незащищенное горло. – Да, Джон, да, я знаю.

Снаружи раздался зловещий завывающий рев сирен, сообщающий о воздушной тревоге.

- Твою мать, - зарычал Джон сквозь стиснутые зубы, сжав руками руки Шерлока. – Три гребаных месяца, и у нас всего два дня и… - он отстранился, встал на колени, глубоко вздохнул и прижал ладони к глазам. – Ладно, потом. Одевайся.

Шерлок сел, притянул доктора к себе и нежно поцеловал в шею сзади, ероша короткие волосы на затылке.

Сирены продолжали выть. Внизу на улице раздались крики.
- Шерлок, - пробормотал Джон, их губы все еще соприкасались. – Шерлок, мы не можем, давай, одевайся.

- Под стол, - последовал ответ и Джон почувствовал, что его держат за поясницу, а бедрами твердо подталкивают сзади. – Кухонный стол, под него, я не хочу тратить впустую это время с тобой, не хочу.

Доктор сглотнул и вздохнул немного тяжелее: – Ты понятия не имеешь, как опасно…
Шерлок прервал его поцелуем, чуть прикусив за губу: – Значит, поэтому нам и стоит это сделать, - выдохнул он в рот любовнику.

Застонав, Джон кивнул и еще раз поцеловал Шерлока, потом схватил простыни и одеяла с их кровати.

– Давай, Шерлок, пошевеливайся, - распорядился он, ощупью пробираясь через двери в кухню и расстилая на полу покрывало.

– Здесь на самом деле чертовски холодно, - сказал он, когда Шерлок присоединился к нему, и оба они забрались под деревянный стол.

Улыбнувшись, Шерлок накрыл их обоих одеялом и обнял Джона. – Иди сюда, - прошептал он, притягивая доктора ближе к своему телу, потирая его руки и спину, пытаясь сделать что-то наподобие растирания.

Кухня с заколоченным досками окном и опущенной светомаскировочной шторой была совершенно темной. Джон и Шерлок могли только угадывать черты друг друга, полагаясь больше на осязание, чем на зрение. Было так холодно, что в комнате с высоким потолком они видели свое дыхание и оба дрожали, даже когда теснее прижимались друг к другу.

Джон ухмыльнулся, у него вырвался короткий смешок: – Мы сумасшедшие, - сказал он. – Абсолютно, совершенно сумасшедшие, это…это идиотизм.

Сирены продолжали шуметь и выть. А потом стал слышен и низкий глухой гул бомбардировщиков.

Губы Шерлока тронула странная усмешка, и он тоже засмеялся, звук шел глубоко из его груди. Глаза его лучились весельем, и он еще раз прижался губами к губам Джона, с тихим стоном проталкивая язык в его рот. Вздохнув, доктор снова лег на него сверху, подложив руку ему под затылок, чтобы он не касался холодного кафельного пола. Он углубил поцелуй и прижался свои бедра к бедрам Шерлока, заставляя его вскрикнуть.

- Я люблю тебя, - выдохнул Джон, тяжело дыша и снова целуя его шею, и они начали тереться друг о друга, быстро подстраиваясь в ритм под становившийся все ближе звук бомбардировщиков. Шерлок кивнул, сглотнул, обвил доктора руками и прижался к нему как можно сильнее. Одну руку он положил ему на ягодицы, другую на шею, пока Джон продолжал вылизывать, покусывать и посасывать его кожу.

- Джон, - выдохнул Шерлок, его руки сжали и особенно сильно ущипнули его за ключицу. Звук взрыва в нескольких милях отсюда сильной дрожью пробежал через них обоих.

- Боже, - вскрикнул Джон, все более настойчиво потираясь о бедра Шерлока, одной рукой поддерживая его за затылок, но другую опустив вниз, чтобы поглаживать и его, и себя - глаза зажмурились, а на лице было почти страдальческое выражение, а мир снаружи становился все громче и опаснее. – Проклятье, Шерлок, это глупо, это так опасно, я… - он впечатался в любовника губами, сильнее сжав вокруг него руку, проглатывая каждый всхлипывающий звук, который тот издавал.

- Не притворяйся, что тебе это не нравится, - выдохнул Шерлок, когда доктор отстранился, чтобы хлебнуть воздуха, усмехаясь ему в подбородок и тянясь одной рукой вниз, поглаживая Джона, даже когда тот вздрогнул и попытался воспротивиться.– Я знаю тебя, - пробормотал он, прикусывая мочку его уха, двигая рукой все быстрее и быстрее, а рев бомб становился все громче и громче, и грохот взрывов все ближе и ближе. – Я знаю все, что можно знать о тебе, Джон Уотсон, и я…Господи…я…

Джон отчаянно поцеловал его, толкаясь в его кулак, и шум снаружи заглушался шумом их дыхания, шорохом кожи о кожу. Уткнувшись лицом Шерлоку в шею, доктор размазал липкую жидкость, выступившую на кончике его члена, по длине их обоих, его темп становился все более и более неистовым.

- Я люблю тебя, - бормотал он во влажную кожу под своими губами, грохот и вой на улице и вокруг стал слишком громким, чтобы это можно было расслышать. – Я люблю тебя, я люблю тебя, я…

Раздался оглушающий взрыв, который, очевидно, был не более, чем в паре улиц отсюда, и Шерлок выгнулся под доктором и молча кончил, откинув назад голову, и как только рука Джона прекратила двигаться, выплеснулся на плитки пола. Джон обхватил другой рукой член Шерлока так, чтобы он теснее прижимался к его собственному, и с низким стоном брызнул спермой через живот любовника, впившись зубами в его шею.

Шум самолетов над их головами становился все тише, и, задыхаясь, доктор рухнул на Шерлока, словно его конечности и голова были слишком тяжелыми и тянули его вниз. Детектив прижал его к себе ближе, целуя лицо, задерживаясь на видных в темноте чертах, которые он так хорошо и так близко знал.

- Они полетели на восток, - пробормотал Шерлок, потираясь носом о щеку доктора. – Мы в безопасности. Я в безопасности, я здесь, - прошептал он, нежно целуя Джона в губы.
Джон слабо улыбнулся и кивнул, обхватив пальцами его бедро: – Обещаешь, что без меня не будешь делать ничего такого же непростительно глупого, как то, что сейчас мы с тобой учинили? – спросил он, поглаживая большим пальцем кожу Шерлока, прижимаясь нежными поцелуями там, где сам оставил синевато-багровые отметины на шее.

Шерлок издал усталый смешок: – Я обещаю, - сказал он. – Обещаю тебе, Джон.

***

Воскресный день слишком быстро подошел к концу.

Еще раз, снова они стояли лицом к лицу на вокзальной платформе, и люди роились вокруг них, парни и девушки цеплялись друг за друга и украдкой срывали последние неистовые поцелуи.

- Береги себя, - тихо сказал Джон, не сводя глаз с лица Шерлока. Тот нахмурился и кивнул. Потом откашлялся и посмотрел в пол, сунув руки в карманы.

- Не забывай…не забывай есть, хотя бы время от времени, и э-э-э… старайся быть со всеми любезным и…

- Я не ребенок, Джон, - прошипел Шерлок, сжав челюсти и глядя вниз на свои ботинки.

- Я…я знаю, знаю, прости, - сказал Джон, вздыхая и закрывая глаза. – Прости, это просто…я…о, это… - он сжал губы и посмотрел в потолок, качая головой.

- Это ужасно, - пробормотал Шерлок, протянув руку и стиснув доктора за плечо.

- Шерлок, - сказал Джон, - Шерлок, мы на людях, они могут…

- Будь они прокляты, - сказал детектив запальчиво. Он усилил хватку - пальцы его впивались в кожу даже через толстую материю джонова мундира . – Возвращайся домой, Джон, - пробормотал он, - возвращайся домой ко мне. Ты мне нужен.

- Я знаю, - выдохнул доктор, встречаясь с Шерлоком глазами.

- Ты мне нужен, - повторил Шерлок. – Я…я…

- Я знаю, - прошептал Джон, на долю секунды дотрагиваясь своей рукой до его. – Я знаю.

Раздался свисток кондуктора.

Доктор сглотнул и наклонился, чтобы накинуть на плечи вещмешок. Он воспользовался тем, что все были отвлечены прощаниями, и наклонился ближе к Шерлоку, чтобы прошептать "я тоже тебя люблю" прямо ему в ухо.

Шерлок закрыл глаза и прерывисто вздохнул. Джон подождал, пока он снова их откроет, и протянул ему руку. Сделав глубокий вдох, Шерлок взял ее и пожимал гораздо дольше, чем это было бы, если бы на месте доктора был кто-нибудь другой.

- Пиши, - попросил Джон.

- Возвращайся домой, - ответил Шерлок.

Кивнув, Джон выпустил его ладонь и обернул пальцы вокруг запястья всего за секунду до того, как повернулся и взобрался на подножку поезда, сел на нее, бросив вещмешок между ног и прижав руки к лицу, и однополчане заслонили окна вагона, высунувшись из них.

Шерлок стоял на платформе и смотрел на поезд до тех пор, пока он не скрылся из виду, направляясь к побережью.


@темы: цикл lotherington "Long Ago and Far Away", Мы с коллегой именно этим занимаемся в рабочее время, Моральный оргазм, Дикие ангстовые переводы, Sherlock BBC, SH/JW - единственный расово верный пейринг