Kati Sark
но...все-таки, ёлы-палы, angst
Название: Канун Рождества 1939 года (Christmas Eve, 1939)
Цикл: Long Ago and Far Away
Автор:lotherington
Ссылка на оригинал:archiveofourown.org/works/301540
Переводчик: Dushka Niki
Бета:Александра Ойди
Категория: Слеш
Жанр: АУ, Вторая мировая война
Пейринг: Шерлок/Джон
Рейтинг:NC-17
Разрешения на перевод: все законно
Дисклеймер: ни на что не претендуем
Саммари: Они лежали в постели, обнаженные, в углу горела лампа Тиффани, отбрасывая мягкий свет на всю комнату. Разноцветные блики красиво светились в полумраке и уютно контрастировали с темнотой и проливным дождем за окном, хоть оно и было закрыто плотными шторами.

Иллюстрация:

"Канун Рождества 1939 года"
24 декабря 1939 г.
- Если дело так пойдет, нам обоим будет некуда деваться, - сказал Шерлок, бросив одну газету на пол и потянушись за другой. Он сердито встряхнул ее, развернув до полного размера и начал просматривать текст.
- Что? – спросил Джон, поставив чайник на середину стола рядом с сахарницей, где он обычно и стоял. – Не мог бы ты достать молоко?
Шерлок пошарил позади себя рукой в чернильных пятнах, открыл дверцу холодильника, тут же нащупал бутылку молока и поставил ее на стол, не отводя глаз от газеты.
– Хотят, чтобы мы все выращивали капусту, - бормотал он. - Капусту в Риджентс-парке, черт возьми…
Джон поставил перед Шерлоком яйцо на тосте, придвинул ему соль и перец.
– Что ты говорил, милый? – спросил он, садясь и прикрывая зевок тыльной стороной ладони.
- Хм? – Шерлок слегка поднял голову, но взгляда от газеты не оторвал.
- Ты только что что-то говорил. О том, что нам надо куда-то деваться.
- А, да, это, - гений засопел, отбросил газету в сторону и нахмурился, когда заметил перед собой еду. – Джон, я ел вчера.
- Банка тушенки, съеденная вчера утром - это не еда, Шерлок, - доктор указал на тарелку и нож Шерлока. – Ешь яйцо.
Вздыхая и бормоча себе под нос, детектив взял нож и вилку, посыпал яйцо гораздо большим количеством перца, чем считается нормальным, и, прежде чем съесть его, подобрал тостом растекшийся по тарелке желток.
- Хорошо? – спросил доктор, улыбаясь.
- Не так уж и ужасно, - ответил Шерлок, снова тихо вздыхая, и налил им обоим по кружке чая, обхватив чайник ладонями, чтобы согреть их.
- Ой, Шерлок, твои руки, ты испачкаешь чайник, - пожаловался Джон с набитым тостом ртом.
Выпрямив спину, гений наморщил нос и несколько раз моргнул.
– Разговаривать с полным ртом, Джон, совершенно отвратительно.
Джон возвел к небу глаза и проглотил.
– Но ведь отмывать чайник в конечном итоге придется не тебе, правда?
- Все равно, - пробормотал Шерлок, подтаскивая к себе газету и доставая из кармана халата портсигар. – Ты отвратителен.
- Ах так, ну спасибо тебе, - доктор покачал головой, и лицо у него было такое, будто он не верит своим ушам. – Я забыл, насколько ты ценишь хорошие манеры. Напомни-ка мне, как ты назвал Майкрофта в последний раз, когда он был здесь?
Шерлок вздохнул и посмотрел на Джона поверх газеты.
– Мы за столом, - фыркнул он, прикусил кончик сигареты и сосредоточенно нахмурился, прикуривая. – В этом вся разница, – он сделал длинную затяжку.
- Чертовски удачно, что я научился терпеть тебя, - проворчал доктор, глотнув чаю. – Иначе ты бы поучал другого бедолагу как надо есть, читать вслух или настраивать радиоприемник.
- Я бы не хотел никакого другого бедолагу, - после паузы в несколько секунд ответил Шерлок с обреченной интонацией. Он презрительно всматривался в печатную страницу, выпуская дым через ноздри.
Джон попытался сдержать улыбку, но ему это не удалось.

***
- Что ты говорил сегодня утром? – спросил Джон тихо, кончиком указательного пальца нежно проводя по обнаженной груди и животу Шерлока.
- Хм? – Шерлок слегка откинул голову, подставляя горло и закрыв глаза. Усмехаясь, Джон прижался влажным поцелуем к тому месту, где под кожей быстро бился пульс.
– Ты чудо, - выдохнул доктор, скользя губами вниз по шее Шерлока, целуя его ключицы.
Они лежали в постели, обнаженные, в углу горела лампа Тиффани, отбрасывая мягкий свет на всю комнату. Разноцветные блики красиво светились в полумраке и уютно контрастировали с темнотой и проливным дождем за окном, хоть оно и было закрыто плотными шторами.
- Продолжай, - сказал Шерлок с усмешкой.
- Удивительный, - пробормотал Джон, все еще прижимаясь губами к его коже, проведя грубыми ладонями по его бокам вверх до подмышек и задержав там, пока его язык скользил по темным шероховатым соскам. Шерлок начал задыхаться и извиваться под ладонями и ртом Джона.
– Еще. Еще.
- Ты откровение, - промурлыкал доктор, нежно сжимая руки, покрывая поцелуями грудь и живот Шерлока, и двигаясь ниже.
– Странность, – он погладил его бедра, прижавшись поцелуем к нежной коже с внутренней стороны и толчком раздвинул его ноги.
– Сокровище, - он медленно облизал затвердевающую плоть и глубоко вздохнул, прежде чем прошептать. – Мой.
Шерлок кивнул, прерывисто вздыхая, и заложил руки за голову.
- Джон, – его веки затрепетали, а кадык дернулся, когда он сглотнул. Джон обхватил пальцами член Шерлока и начал двигать рукой в невыносимо медленном ритме, чуть сильнее сжимая ладонь после каждых нескольких движений. Он поцеловал и облизал головку, некоторое время подразнил, а потом вобрал ее в рот.
Шерлок постанывал, чуть приподнимая бедра. Он держался за железную решетку изголовья их кровати и вцепился пальцами в металл, когда Джон продолжил.
- Джон. О, Джон, ты… - Шерлок посмотрел вниз на своего любовника, прикусив нижнюю губу под впечатлением от открывшегося ему зрелища. Увиденного вскоре стало слишком много, и он уронил голову назад. Дыхание его становилось все более частым и неглубоким.
– О… ты… - Шерлок сглотнул, румянец сползал с его щек ниже на грудь. –Ты…исключительно… исклю… м-м-м… исключительно талантлив в… о, Джон! Ох, в… в этом.
На мгновение отстранившись, Джон с усмешкой осторожно потер свою челюсть, потом поцеловал слегка влажную складку в основании бедра Шерлока, уткнувшись носом в нежную кожу внизу его живота.
– Дай мне… - Джон запнулся, поймав взгляд гения и понимающе улыбнулся, кивнув в сторону прикроватного ящика. – Дай мне там.
- О да, - простонал Шерлок, повернулся на другой бок, рывком открыл ящик, роясь там в поисках вазелина, и пихнул его в руки Джона, как только нашел.
– Продолжай, - сказал он, снова откинувшись на на шаткую старую кровать и широко раздвинув согнутые в коленях ноги.
- Подожди, давай подстелим полотенце, где-то уже было одно, которое я брал…
- Забудь про чёртово полотенце! – зашипел Шерлок, резко дергая доктора за волосы.
– Продолжай, - сказал он, и его голос стал бесконечно соблазнительным, когда он обхватил себя рукой и принялся поглаживать в том темпе, который особенно нравился Джону, задыхаясь и красиво выгибаясь.
Застонав, Джон сел и поцеловал его согнутое колено.
– Держи так, - сказал он, смазал два пальца, прежде чем бережно ввести их в Шерлока, одновременно поглаживая по кругу и толкая их туда и обратно.
- Джон, - взмолился Шерлок. – Джон, сейчас, сейчас, пожалуйста, я…
- Ш-ш-ш, - Джон положил правую ладонь на его грудь, а левой рукой продолжал двигать туда и обратно.
– Позволь мне позаботиться о тебе, - прошептал он, согнувшись и вовлекая Шерлока в убеждающий поцелуй, а большим пальцем твердыми круговыми движениями поглаживая его промежность.
Застонав в рот Джона, Шерлок обнял его затылок, подаваясь вверх.
- Вот так, - выдохнул Джон, когда Шерлок сжался, толкнул свои пальцы еще немного глубже и затрепетал, когда он, затаив дыхание, заскулил. – Ну вот, вот сейчас, позволь мне позаботиться о тебе, позволь мне позаботиться о тебе, - шептал он, целуя вдоль линии челюсти, потом по щеке и ниже, спускаясь к шее.
- Джон, пожалуйста, пожалуйста, я…
Джон снова глубоко поцеловал Шерлока, прежде чем медленно вынуть пальцы, подтаскивая гения ближе к себе и прижимая его еще сильнее.
- Дотронься до меня, - выдохнул доктор, взяв руку Шерлока и направив ее вниз. – Давай, доведи меня до готовности.
Движение кулака гения под простыней, которую Джон накинул на них обоих, были быстрыми и небрежными: намечалось и подразумевалось совсем иное окончание.
- Ну же, - пробормотал Шерлок себе под нос. – О, скорее же, скорей, я хочу тебя.
Джон втянул Шерлока в поцелуй, проникая языком и прикусывая зубами сильнее, чем нужно, и перекатился на спину, держа в руках его лицо.
- Продолжай, - прошептал он, втягивая в рот сначала нижнюю, а потом верхнюю губу Шерлока.
– Продолжай, как тебе нравится, – Джон улыбнулся, потеревшись носом о его нос, и тот с облегчением застонал и, придерживая рукой член Джона, опустился на него с судорожным вздохом.
Свет лампы смягчал их черты, полумрак делал все гораздо интимнее. Шерлок вздохнул и толкнулся бедрами, чтобы сесть полностью, затем сглотнул, склонился и прижался губами к губам доктора, настойчивым языком заставляя его приоткрыть рот. Шерлок начал медленно приподниматься и опускаться, поглаживая костяшками пальцев подбородок Джона.
В дымоходе свистел холодный ветер, и Шерлок дрожал, несмотря на простыни и покрывала, неловко обернутые вокруг его ног и поясницы.
- Иди сюда, - прошептал Джон, потянув его вниз, крепко прижимая к себе. Теплыми, загрубевшими от работы ладонями он пробежался вниз и вверх по рукам Шерлока, погладил его спину. – Мы же не хотим, чтобы ты схватил простуду.
- Я схватывал и кое-что похуже, - ответил Шерлок, уткнувшись лицом в шею доктора, совершая бедрами короткие, неглубокие толчки.
- М-м-м, - согласился Джон, еще крепче прижав его, а затем перекатился так, что Шерлококазался под ним и его темные волосы разметались по подушке - так у них обычно получалось поменяться только если стояла ночь, а Шерлок был фактически сонным.
- О! – выдохнул гений на первое медленное, глубокое движение доктора, выгнув спину и закрыв глаза.
– О, еще, – его шея и спина были влажными от пота, как и у Джона.
Сосредоточенно нахмурившись, доктор отвел одно бедро Шерлока назад и чуть в сторону, снова толкнувшись внутрь.
– Шерлок, - простонал он, размеренно двигаясь, и вцепившись пальцами в его кожу достаточно сильно для того, чтобы остались синяки. – Шерлок, пожалуйста, мне нужно, чтобы ты…
Блаженно закрыв глаза, Шерлок кивнул, рассеянно поглаживая себя, с трудом переводя дыхание, двигая бедрами навстречу толчкам Джона.
– Джон, - простонал он, схватив свободной рукой за волосы доктора, притягивая его к себе в отчаянном поцелуе. – Джон… я… я… ах…
Шерлок содрогнулся всем телом, впился ногтями в затылок Джона, приподнимаясь и прижимаясь к его телу, и сперма брызнула на грудь и животы их обоих.
– Продолжай, - выдохнул он, впечатываясь губами куда-то в щеку доктора. – Давай, Джон, давай, я… - еще один беспорядочный поцелуй. – М-м-м, я…
Через полминуты и Джон уже был на грани, железной хваткой сжав бедра Шерлока он выгнулся, со стоном откинул голову назад, и его толчки становились все медленнее и мельче, постепенно сходя на нет внутри Шерлока.
Детектив улыбнулся, потянулся за сигаретой, прикурил ее слегка дрожащей рукой и глубоко затянулся.
– Люблю чувствовать твои руки, - сказал он, отстраняя ладони Джона, все еще упорной хваткой цеплявшиеся за его бедра.
Доктор перевел дыхание, глубоко вздохнув, быстро сжал руки, прежде чем отпустить, осторожно вышел из Шерлока и рухнул рядом с ним на кровать.
- Ты удивительный, - выдохнул он, целуя гения в плечо, когда тот придвинулся ближе, и обнял его за талию сильной рукой. – И я люблю тебя, я люблю все, что связано с тобой.
- М-м-м, - счастливо вздохнул Шерлок, притягивая голову Джона к своему плечу, и длинными пальцами гладя доктора по волосам. – Превосходно.

***
- Что ты собирался сказать сегодня утром? – спросил Джон пару часов спустя, когда Шерлок в своей обычной манере выкурил большую часть пачки, а Джон уже приготовился к утренней смене в больнице. – О том, что мы куда-то денемся?
Они снова переплелись в кровати, руками и губами касаясь обнаженной кожи, а снаружи на уродливый мир лился дождь.
- А, в газете? – спросил Шерлок, положив руку на талию Джона и большим пальцем медленно поглаживая взад и вперед. – Ты знаешь, я и вправду не могу вспомнить.
- Это было не важно, - сказал доктор с ленивой усмешкой.
- Да, да. Думаю, что это было не важно.
Некоторое время они молчали и смотрели друг на друга.
Часы внизу в гостиной пробили полночь.
- Счастливого Рождества, Шерлок – сказал Джон, после того, как прозвучал двенадцатый удар.
- Счастливого Рождества, Джон.
Они поцеловались, закрыв глаза, придвинувшись ближе и прижавшись теснее.

Где-то стучали, щелкали и пищали машины, выдавая код за кодом, передавая предупреждения, инструкции и сообщения. Где-то шли армии, ревели бомбы, и люди, крича, падали ранеными на землю. Где-то бушевала война, и только в этот вечер, только сейчас ничто не вторглось, ничто не потревожило укромную тишину, счастье и любовь в маленькой квартирке в центре Лондона.
Только в этот вечер.
Только сейчас.

@темы: цикл lotherington "Long Ago and Far Away", Мы с коллегой именно этим занимаемся в рабочее время, Моральный оргазм, Дикие ангстовые переводы, Sherlock BBC, SH/JW - единственный расово верный пейринг